FAQ | Поиск | Пользователи | Группы
Московское время -
Интересные рассказы
 
Начать новую тему   Ответить на тему
Список форумов Ногинск - Неофициальный Сайт Ногинского Района (hchp.ru) -> Чтиво На страницу 1, 2  След.
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Style
Админчег


Зарегистрирован: 30.07.2003
Сообщения: 4251
Откуда: все эти тролли?

СообщениеДобавлено: Чт Дек 01, 2005 6:07 pm
СообщениеЗаголовок сообщения: Интересные рассказы
Ответить с цитатой

Давайте сюда выкладывать всякие интересные небольшие рассказы,
кому что нравица...

_________________
Масло масляное!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Style
Админчег


Зарегистрирован: 30.07.2003
Сообщения: 4251
Откуда: все эти тролли?

СообщениеДобавлено: Чт Дек 01, 2005 6:09 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Вот че нарыл... - мне понравилось..

Ангел любви.
Драккен: литературный дневник

- Уже слишком поздно…я ничем не могу здесь помочь… - он тяжело вздыхает.
А ведь он и в самом деле ей ничем не мог помочь. После ТАКОЙ катастрофы ни у кого не было бы ни единого шанса…
Рядом, рыдая над безжизненным телом, сидит её парень. Его чувства настоящие – и тем сильнее была боль потери.
Как хорошо, что никто из них не видит меня…
Миндальные глаза, светлые шелковистые волосы, такой знакомый изгиб носа, подбородок, губы… А ведь когда-то я любил тебя, мечтал, желал… А теперь? Не знаю…
Мне сказали – не вмешиваться в это дело, она должна умереть. Но я уже чувствую, что не могу просто так стоять и смотреть, как когда-то любимый человек уходит из жизни… Она слишком дорога мне, даже спустя столь долгий срок. Любовь ещё не умерла? Не знаю…
За неподчинение последует наказание. Возможно, очень жестокое…
Я кладу руку на её лоб…
Как хорошо, что никто из них не видит меня…
Наказание? Переживу, как пережил любовь…или всё-таки нет?
Рука медленно скользит вниз. По лбу, переносице, нежным полуоткрытым губкам, подбородку, очаровательной шейке, попадает в ямочку, медленно движется по ложбинке между грудей… А раньше я боялся даже коснуться её – она была моей Богиней. А теперь? Не знаю…
Губы шепчут нужные молитвы без вмешательства разума. Я вижу её – она хочет вернуться, но ей не хватает сил. Я молча беру её за руку и веду за собой. Она узнаёт меня, поэтому тоже молчит.
Миг – и мы снова в привычном ей мире.
Подключенная к ней аппаратура противно пищит – обнаружила пульс. Она открывает глаза, но первым на кого оказывается устремлён её взгляд – не целующий её от счастья парень, а я… Она меня видит? Врач в белом халате тоже уставился на меня…
Наказание не заставило себя долго ждать – меня лишили крыльев. По сравнению с потерянной любовью, потерянные крылья не такое уж и сильное наказание. Переживу…
Открыв дверь, я молча вышел из машины с ярко-красными цифрами «03»…

_________________
Масло масляное!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Sheriff™
ГигаФлудер


Зарегистрирован: 31.07.2003
Сообщения: 2530
Откуда: Центр

СообщениеДобавлено: Чт Дек 01, 2005 6:26 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Сегодня зацепило вот это
Метро, нах
Я сидел в полупустом вагоне метро, был поздний вечер и я был изрядно пьян. В моих наушниках играло что-то молодёжное, а значит громкое, и в руке, внутри сжатой жестяной банки, ещё что-то обнадёживающе плескалось.

У меня нет привычки сидеть в метро. Я неловко себя чувствую, когда рядом стоят женщины, дети или старики. Другими словами, я почти всегда себя неловко чувствую в метро. Но вышло так, что свободных мест было много, и я уронил себя на мягкий и долгий промежуток между беременной девушкой и мужчиной, читающим что-то с наладонника. Поезд мчался по рыжей ветке, раскачивая вагоны с полусонными пассажирами в разные стороны.

На "Китай-городе" двери открылись, в вагон зашёл пожилой мужчина и встал напротив меня. Я оглянулся по сторонам, и ещё раз убедился, что свободных мест в вагоне, даже на вскидку, больше половины. Тут я снова поймал себя на чувстве какой-то внутренней неловкости. Сам же попался, ведь сколько раз говорил себе, что ненавижу сидеть в метро, и вот, снова та же история. Я точно знаю, что если встану и уступлю, то не пересяду на другое свободное место во избежание подобной ситуации, а буду стоять одиноким столбом под прицелом нескольких закрывающихся от вагонной раскачки глаз.

Как только я собрался сделать усилие (именно усилие, не легко было и физически, и морально), чтобы уступить место, колено пронзила дичайшая боль. На глаза навернулись слёзы, скорее следуя какому-то внутреннему неизученному инстинкту, а не от боли или от обиды. Я посмотрел на старика, стоящего напротив, и заметил в его руках железный чемодан, которым он, похоже, ударил меня в колено. Дичайшая боль в моих глазах была встречена улыбкой на его морщинистом лице. Я хотел было что-то сказать, даже крикнуть, но старик открыл беззубый рот, и произнёс голосом диктора, объявляющего станции метро. "Уважаемые пассажиры! Уступайте места инвалидам, пожилым людям и пассажирам с детьми". Глаза его при этом блестели, как у девицы, треснувшей 50 грамм коньяку и ищущей в мужской толпе приключения на свою пока ещё не обременённую целлюлитом крепкую задницу.

Я ощутил, как ниже колена намокает штанина. Боже мой, обоссался, - подумал я, - только этого не хватало. Опустил глаза вниз, и увидел тёмные пятна крови, расползающиеся по моим голубым джинсам. В тот же момент я сделал рывок, пытаясь встать, но разбитое колено не слушалось, и я вновь опустился на сиденье. И ещё одна огненная вспышка боли пронзила меня, теперь уже справа, где сидела беременная девушка. Я резко обернулся, и увидел рукоятку ножа, торчащего из моего правого бока. Багровые капли стекали на сиденье, а с него сливались на пол, объединяясь с лужей крови, которая стекала с джинсов так же, как слабенький ручеёк впадает во что-то большое, бурное и имеющее весомое географическое название. Девушка улыбнулась, не открывая рта произнесла "... и пассажирам с детьми" и покосилась на пузо, заметное даже через дублёнку грубой кожи и дурацкого покроя.

Боль была невыносимой, и я стал чувствовать, как теряю сознание. Лампы стали светить чуть тусклее, свет от них стал приглушённым, словно кто-то натянул штору на мои глаза, а по вагону стали очень отчётливо видны редкие, расходящиеся в разные стороны лучи, джедайскими мечами разрубающие вагон на неравные части. Меня стало клонить вправо, как мне показалось, под тяжестью, чего-то, чем наполнилась вся правая сторона моего тела. Но падать на эту беременную тварь я не мог, чувствовал, что это будет последнее, что я сделаю, и из последних сил балансировал, собирая в комок последние силы.

В итоге я потерял равновесие, и упал на левый бок, ударившись головой о ногу мужчины, сидящего слева от меня. Нога его отодвинулась, от чего я ударился головой о сиденье, не такое уж и мягкое, как кажется на первый взгляд. Спустя ещё мгновение, эта нога легла мне на горло и больно его сдавила. Задыхаясь, я смотрел снизу вверх в лицо мужчине, который размахивал перед моими глазами удостоверением инвалида и так же, не открывая рта, говорил, читая со своего наладонника "... уступайте места инвалидам!". Суки, - подумал я и закрыл глаза.

_________________
<a><img></a>
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Ul



Зарегистрирован: 04.10.2005
Сообщения: 1871

СообщениеДобавлено: Пт Дек 02, 2005 1:45 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

В доме над морем
(Стратагема №1)

Эта история восходит ко временам военного похода, предпринятого танским императором Тай Цзуном (626 – 649) за море, против государства Когуре на Корейском полуострове.

Когда император с войском в 300000 человек дошел до моря, он пал духом. Впереди только вода, вода без края.

Когуре в тысячах миль отсюда. Как туда переправиться? Почему он не послушал советников, предостерегавших его от этого похода? В смущении он обратился к своим военачальникам, чтобы узнать их дальнейшие планы. Те попросили время на размышления. Так как военачальники боялись, что император может отменить поход, они обратились, в конце концов, к хитроумному генералу Сюэ Жэньгую. Он не полез в карман за стратагемой, с помощью которой можно было бы мгновенно перенести Императора и его воинов за море. Он заявил, что воспользуется хитростью, для чего вплоть до завтрашнего дня никто не должен глядеть на море, и сказал: «Что, если бы император мог проехать по морю, как посуху?» Сюэ Жэньгуй всё подготовил.

На следующий день офицеры сообщили императору, что богатый крестьянин, живущий прямо на берегу моря, пожелал доставить для войска провиант на время переправы и говорить с императором. Обрадованный император направился со своей свитой к берегу моря. Самого моря он не увидел, так как 10000 искусно расположенных одноцветных полотнищ от палаток закрывали всё поле зрения. Богатый крестьянин почтительно пригласил императора войти в дом. Повсюду на стенах висели дорогие занавеси, а на полу лежали ковры. Император и его спутники уселись и стали пить вино.

Через некоторое время императору показалось, что со всех четырёх сторон слышится свист ветра; удары волн раздавались в его ушах подобно грому. Кубки и светильники дрожали и качались. Удивлённый император приказал одному из слуг отдернуть занавесь. Взгляд его упал на безграничную тёмную морскую поверхность.

— Где мы? — взволнованно вопросил он.

— Вся армия движется в открытом море в направлении Когуре, — пояснил ему один из советников. Перед свершившимся фактом решимость императора окрепла. Теперь он отважно двигался навстречу восточному берегу.

_________________

глаза в пакете остаются.
и конечно же детская одежда http://nearmag.ucoz.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
scout
Звезда
Звезда


Зарегистрирован: 18.06.2005
Сообщения: 209
Откуда: :адуктО

СообщениеДобавлено: Сб Дек 03, 2005 10:53 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Hекоторые размышления после просмотра 1,2,4,5 и 6 серий "Звездных войн" + догадок о содержании 3 серии...Йодо был учителем Дуку. Йодо и Дуку сошлись в поединке. Дуку был учителем Квайдона. Квайдон вовремя умер. Квайдон был учителем Оби Вана. Как мы уже говорили, Квайдон вовремя умер... его убил ученик Палпатина, которого в свою очередь убил Оби Ван... потому Дуку пришлось подраться с Анакином и Оби Ваном. Дуку отрубил Анакину руку. Hо в конце концов Йодо убил Дуку. Оби Ван был учителем Анакина Скайуокера. Оби Ван подрался с Анакином. С тех пор Анакин стал носить шлем, тяжело дышать и пошел в ученики к Палпатину, чьего ученика, как вы конечно помните, убил Оби Ван. А Оби Ван стал учителем Люка Скайуокера. Hо Анакин все-таки поймал своего учителя и прибил его. Возмущенный Люк Скайуокер подрался с Анакином. Анакин отрубил Люку руку. Люк снова подрался с Анакином, но ему надоел этот мексиканский сериал и он отказался убивать Анакина. Тогда Палпатин попытался убить Люка. Анакину все уже давно надоело. Он убил Палпатина. И, на всякий случай, умер... Люк узнал, что у него есть потерянная в младенчестве сестра и решил обучить ее на джедая...

Господа! Вам не кажется, что система воспитания у джедаев была не на высоте?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
scout
Звезда
Звезда


Зарегистрирован: 18.06.2005
Сообщения: 209
Откуда: :адуктО

СообщениеДобавлено: Сб Дек 03, 2005 10:56 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

КАК БЫ PАССКАЗАЛИ "КPАСНУЮ ШАПОЧКУ"...


Больше всего на свете Волк любил маленьких девочек. Hеважно, в шапочках или без — Волк ценил содержимое, а не форму. Hо все-таки, шапочка придавала девочкам определенный шарм...
Именно такая, одетая в шапочку девочка приближалась к Волку по лесной тропинке. Притаившись за кустом можжевельника Волк ждал. Запах ягод навевал мысли о джине с тоником... хорошей порции правильного джина "Сапфир" с правильным тоником "Швепс", один к трем, смешивать, но не взбалтывать. И еще приходила на память песенка "Джин и тоник".
— Он ревновал ее к дождям, — тихонько напел Волк, не отрывая взгляда от девочки. Девочка была в меру упитанная, румяная — в тон шапочке. Такие волку особенно нравились.
Волк глубоко вдохнул и вышел из кустов.
— Я тебя давно заметила, — с улыбкой сообщила девочка. — У меня положительная мутация — я вижу в инфракрасном диапазоне.
Она опустила руку в корзинку, и Волк с ужасом увидел, как из-под упаковки мороженных круассанов показался легкий плазменный бластер "Перро".
Волк даже успел прыгнуть. Реакции интеллектуально продвинутого животного намного превосходили обычные волчьи.
Hо дуло бластера расцвело красным цветком и что-то невыносимо горячее ударило Волка прямо в беззащитное, открывшееся в прыжке брюхо...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ul



Зарегистрирован: 04.10.2005
Сообщения: 1871

СообщениеДобавлено: Чт Дек 15, 2005 10:11 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Менеджер и программист

Человек, летящий на воздушном шаре, обнаружил, что потерялся. Он спустился немного ниже и заметил на земле женщину. Спустившись ещё чуть ниже, он обратился к ней:

— Простите, не могли бы вы помочь? Я договорился с другом встретиться час назад, но не знаю, где сейчас нахожусь.

— Вы находитесь на воздушном шаре в 30 футах от поверхности Земли, между 40 и 41 градусом северной широты и между 59 и 60 градусом западной долготы ответила женщина.

— Вы, должно быть, программист?

— Да, а как вы догадались?

— Вы мне дали абсолютно точный ответ, но я совершено не представляю, что делать с этой информацией, и я всё ещё потерян. Откровенно говоря, вы мне совершенно ничем не помогли.

— А вы, наверное, менеджер?

— Да. А вы как догадались?

— Вы не знаете, где находитесь и куда направляетесь. Поднялись вы туда, благодаря воздуху. Вы дали обещание, которое не представляете, как выполнять, и ожидаете, что люди, которые находятся ниже вас, решат ваши проблемы. И, наконец, сейчас вы в том же самом положении, в котором находились до встречи со мной, но почему-то теперь в этом оказалась виновата я.

_________________

глаза в пакете остаются.
и конечно же детская одежда http://nearmag.ucoz.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Гость
Гость





СообщениеДобавлено: Чт Дек 15, 2005 10:33 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Ul, По рукам!
Вернуться к началу
Ul



Зарегистрирован: 04.10.2005
Сообщения: 1871

СообщениеДобавлено: Пн Дек 19, 2005 11:49 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Два психиатора (в изложении Ошо).
Два психиатра жили в одном доме. Каждый вечер они возвращались из своих учреждений и часто поднимались вместе на одном лифте. Лифтёр был очень сильно заинтригован одной вещью, которая происходила каждый раз снова и снова. Первый психиатр, выходя из лифта, неизменно поворачивался и плевал на второго. Тот улыбался, спокойно доставал свой платок из кармана, вытирал лицо, галстук или пальто. Иногда лифтёр даже слышал, как он довольно хихикал.

Ему становилось всё более и более любопытно. Однажды он не смог удержаться. Закрывая за первым психиатром, он спросил:

— Ради Бога, доктор, расскажите мне, почему ваш коллега постоянно поступает так с вами?

Второй психиатр рассмеялся и сказал:

— О, я не знаю. Почему это должно меня беспокоить? Это его проблема.

_________________

глаза в пакете остаются.
и конечно же детская одежда http://nearmag.ucoz.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ul



Зарегистрирован: 04.10.2005
Сообщения: 1871

СообщениеДобавлено: Чт Дек 22, 2005 5:06 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Искусство боя на мечах

Первое достижение в искусстве боя на мечах — единство человека и меча. Когда это единство достигнуто, даже травинка может стать оружием.

Второе достижение — когда меч существует лишь в сердце мастера, отсутствуя в его руке. Тогда можно поразить врага за сто шагов голыми руками.

Но высшее достижение искусства боя на мечах — это отсутствие меча как в руке, так и в сердце мастера. Такой воин пребывает в мире со всем остальным миром. Он даёт обет не убивать и несёт мир человечеству.

Источник: Цитата из фильма "Герой"

_________________

глаза в пакете остаются.
и конечно же детская одежда http://nearmag.ucoz.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ul



Зарегистрирован: 04.10.2005
Сообщения: 1871

СообщениеДобавлено: Чт Дек 29, 2005 11:12 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Два волка
(Притча неизвестного происхождения)
Когда-то давно старик открыл своему внуку одну жизненную истину:

— В каждом человеке идёт борьба, очень похожая на борьбу двух волков. Один волк представляет зло: зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь. Другой волк представляет добро: мир, любовь, надежду, истину, доброту и верность.

Внук, тронутый до глубины души словами деда, задумался, а потом спросил:

— А какой волк в конце побеждает?

Старик улыбнулся и ответил:

— Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь.

_________________

глаза в пакете остаются.
и конечно же детская одежда http://nearmag.ucoz.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ul



Зарегистрирован: 04.10.2005
Сообщения: 1871

СообщениеДобавлено: Пт Фев 03, 2006 1:41 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

В ночном купе поезда мужчина и женщина.
Познакомились, разговорились. Чтобы как-то скоротать время, женщина начала рассказывать притчу:
"Ушел король на войну, оставил свою дочь на верного слугу и наказал ему выполнять все её просьбы, пригрозив в случае чего отрубить голову. Наступила ночь. Принцесса зовет слугу в спальню. Слуга
заходит. Принцесса голая на кровати:
- Мне холодно!
Слуга нашел в спальне покрывало, накрыл её и ушел.
На следующую ночь - та же ситуация, но покрывала в спальне нет. Слуга срывает с окон шторы и укрывает
принцессу.
На третью ночь и штор не было, пришлось слуге снять с себя одежду и укрыть принцессу. А тут канчивается война и возвращается король.
- Ну, докладывай слуга, как ты исполнял свои обязанности?
- Я выполнил все желания принцессы.
- А ты что скажешь, дочка?
- Он не выполнил ни одного моего желания!
- Тогда, готовься слуга, завтра утром тебе палач отрубит голову.
Обескураженный слуга пошел к мудрецу, рассказал историю, попросил объяснить, почему принцесса дала такой ответ. Мудрец указал на стог сена:
- Видишь тот стог? Пойди и съешь его!
- Зачем?
- Потому что ты - осёл!"
Попутчики посмеялись над глупым слугой. Женщине пора выходить. Мужчина помогает ей вынести тяжеленные сумки и чемоданы. На перроне она ему протягивает несколько банкнот. Мужчина:
- Ну, что вы, я ведь просто так вам помог!
- Нет, вы меня не поняли! Это вам на сено.

_________________

глаза в пакете остаются.
и конечно же детская одежда http://nearmag.ucoz.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ul



Зарегистрирован: 04.10.2005
Сообщения: 1871

СообщениеДобавлено: Пт Фев 24, 2006 6:42 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

В больничной палате
(Современная притча)
В больнице в одной палате лежали два тяжело больных человека. Один лежал у окна, а кровать другого располагалась у двери.

— Что там видно в окне? — как-то спросил тот, что лежал у двери.

— О! — оживился первый. — Я вижу небо, облака, напоминающие зверюшек, озеро и лес вдалеке.

Каждый день лежащий у окна рассказывал своему соседу о том, что происходит за окном. Он видел лодку, рыбаков с огромным уловом, детей играющих на берегу, юных любовников, держащихся за руки и не сводящих друг с друга сияющих глаз.

В то время как он наблюдал все эти удивительные события за окном, его соседа мучила глухая злоба. «Это несправедливо, — думал он. — За какие такие заслуги его уложили у окна, а не меня, и я могу лицезреть только дверь с облупившейся краской, в то время как он любуется видом из окна».

Однажды, лежащий у окна сильно закашлялся и стал задыхаться. Он пытался дотянуться до кнопки вызова медсестры, но у него не было сил, потому что он содрогался от кашля. Сосед наблюдал за происходящим. Ему ничего не стоило нажать на свою кнопку, но он этого не сделал.

Через некоторое время, первый затих и вытянулся на своей постели.

Когда его унесли, сосед попросил медсестру, чтобы его переложили к окну. Медсестра выполнила просьбу больного, перестелила его постель, помогла ему перелечь на противоположную кровать, и, убедившись, что больному удобно, направилась к двери. Вдруг её остановил удивлённый возглас больного:

— Как же так! Это окно выходит на глухую серую стену! Но тот, кто умер, рассказывал мне, что видел лес, озеро, облака, людей… Как же он мог всё это видеть из этого окна?

Медсестра печально улыбнулась:

— Он вообще не мог ничего видеть; ваш покойный сосед был слепым.

— Но зачем же он?..

— Он, видимо, просто хотел вас немного приободрить.

_________________

глаза в пакете остаются.
и конечно же детская одежда http://nearmag.ucoz.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ul



Зарегистрирован: 04.10.2005
Сообщения: 1871

СообщениеДобавлено: Пт Мар 10, 2006 1:09 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Высшее мастерство
(Современная притча)
Однажды к старому Учителю китайских боевых искусств пришёл ученик-европеец и спросил:

— Учитель, я чемпион своей страны по боксу и французской борьбе, чему ещё вы могли бы научить меня?

Старый мастер помолчал некоторое время, улыбнулся и сказал:

— Представь себе, что, гуляя по городу, ты случайно забредаешь на улицу, где поджидают несколько громил, мечтающих ограбить тебя и переломать тебе рёбра. Так вот, я научу тебя не гулять по таким улицам.

_________________

глаза в пакете остаются.
и конечно же детская одежда http://nearmag.ucoz.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ul



Зарегистрирован: 04.10.2005
Сообщения: 1871

СообщениеДобавлено: Пт Мар 17, 2006 10:11 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Вишнёвый сад (Хинг Ши)

Однажды к Хинг Ши пришёл крестьянин и, смущаясь, поведал мудрецу о своей беде:

— Учитель, мне стыдно признаться, но я страшно ревнив. Ведь зная о том, что жена моя верна мне, что она любящая и честная женщина, я ежедневно терзаюсь муками ревности. Даже во сне мне снятся возможные соперники и их козни. Я измучен своими терзаниями. Скажи, как мне избавиться от этой напасти?

Хинг Ши немного подумал и сказал:

— Я слышал, что жил на юге один человек, которому в наследство достался прекрасный вишнёвый сад. Раскидистые ветви деревьев цвели по весне так, что всю округу тонким ковром устилали нежно-розовые лепестки. Человек этот бережно ухаживал за своим садом, поливал и окучивал деревья, выстроил прочную ограду и каждый раз собирал богатый урожай. И так продолжалось до тех пор, пока не пришёл к нему однажды недобрый человек и не сказал: «Какой у тебя прекрасный сад, жаль только, что наверняка в него по ночам частенько заглядывают воры». Потом злой человек ушёл, а слова его остались, запав в душу садовника. С той поры потерял бедняга покой и сон. Ночами сидел он в саду, поджидая воров, а днём, измождённый ночными бдениями, спал. Спустя какое-то время, деревья, за которыми больше никто не ухаживал и не поливал, стали чахнуть, да и ограда постепенно прохудилась. Ну а в саду по-прежнему по ночам сидел безумный садовник, давно забывший о вкусе вишнёвых ягод.

_________________

глаза в пакете остаются.
и конечно же детская одежда http://nearmag.ucoz.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
МАСЕГ



Зарегистрирован: 21.06.2005
Сообщения: 4734
Откуда: Ногинск/новое заречье

СообщениеДобавлено: Пн Мар 20, 2006 10:26 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Маша и Денис
Маша доверчиво держит Дениса за руку. Так хорошо идти с ним летней ночью по парку. Он самый умный, самый сильный, самый красивый. С ним легко и спокойно. Он ее любит. Любит больше всех на свете, даже, как иногда кажется Маше, больше чем мама. Она даже не может себе представить, что Дениса может не быть рядом.
Денис бережно ведет Машу, обходит лужи, оставшиеся после дождя. Маша очень слаба, совсем недавно из больницы. Пока она лечилась, не проходило и дня, чтобы он не приехал к ней. Он действительно любит ее. Любит. "Маленькая моя девочка"... Больше никто ее так не называл. Только мама, да и то, только в детстве.

Машенька невысокого роста, худенькая, нескладная, "маленькая девочка". Выглядит не больше чем на пятнадцать. Возраст выдают только темные круги под глазами, да начинающие проявляться морщинки в уголках глаз.

- Ты не останешься?
- Нет, милая, ты же знаешь, я уезжаю завтра, собраться нужно.
- Мама расстраивается, говорит, что ты редко появляешься.
- Малыш, я люблю вас. Когда вернусь, обязательно будем вместе, я возьму отпуск.
- Я люблю тебя...
- Да, Маша, я знаю. Я тоже тебя люблю.

Вопли пьяного урла вдалеке. Маша вздрагивает, но прижавшись к Денису успокаивается. Он ведь такой сильный! Когда она с ним, она ничего не боится.

- Слышь, братан, тормозни!
- Че случилось, парни? - Их четверо, бухие. Как пугает этот всплеск адреналина! Сердце на миг замирает, потом бешено бьется, бьется. Надо сохранять спокойствие, хотя бы внешнее.
- Ты, га**он, *ули ходишь тут? Не спится, *ука?
- Парни, успокойтесь, идите куда шли.
- Ты че, *ука, нас посылаешь?

Когда подлетел первый, он его вырубил сразу, встречным в краешек челюсьти. Вероятно, перелом. Молодежь, да еще и насиняченая. Как всегда, после начала драки, пришло спокойствие.

- Маша, беги! Ее схватили. Пока он уходил в сторону от второго, подставляя на его пути, в районе горла, ребро ладони, первый вскочил, и сунул в лицо Денису разбитую бутылку. "Живучий, *ука", - промелькнуло в голове. "Хорошо, что вкользь, иначе пи**ец" - следующая мысль, которую обгоняет жгучая боль.

Пинали его долго. В голову. Для проверки **ашили в промежность, если орал, снова стучали в голову ногами. Остался только стук. Боли не было.

(старенький рассказик....взят не помню с какого-то форума....)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Гость
Гость





СообщениеДобавлено: Чт Мар 23, 2006 2:52 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

О преимуществах ночевки дома или как провести последний день отпуска достойно...чего?

Будильник запикал совсем некстати, в тот самый момент когда я уже собралась устроиться поудобней в своей сладкой предрассветной и такой долгожданной дреме. Я переставила его на 20 минут попозже и уставилась в потолок, Юлька мерно похрапывала и предательки стягивала с меня одеяло. С ужасом пришло осознание того что я так и не протрезвела со вчерашнего вечера, что и являлось причиной фиговой ориентации в пространстве и в собственных каких-то до нелепости уродских и неизвестно откуда берущихся мыслей. Собрав остатки совести и врожденного чувства ответственности я мысленно приказала Юльке услышать будильник, но она почему-то так и не встала чтобы его выключить:пришлось действовать более прозаично, но вместе с тем и более действенно:Я ей напомнила про обещанную мне зубную щетку и получив подробное описание места дислокации душа поперлась смывать свои пьяные мысли. Душевая оказалась в меру злачным местом если можно так выразится, из обоих кранов почему-то текла только холодная вода, что меня немного подбодрило и вселило уверенность что если я не потороплюсь то вполне возможно опоздаю на работу, а это ведь очень неприлично опаздывать куда- бы то ни было:Дребезжащий сельский автобус,еще хранящий запахи и формы совковой идилии уже поджидал меня,хотя и не обещал свободных мест для присадки. Я залезла в автобус и он повез меня мимо просторов заливных лугов и кисельных рек,а также мимо многочисленных населенных пунктов с самобытными названиями, кои попадаются лишь в поистине русской глубинке:Кондукторша преисполннная видимо губочайшим чувством долга каждый раз объявляла наименование той или иной остановки:на станции Стояново,мне наконец повезло приземлиться на одно из освободившихся мест, у окна сидела грузная девица неопределенного возраста и читала журнал или что-то вроде того под названием 'житейские истории' ,статья начиналась так:Рождение ребенка стало самым значимым событием в моей жизни, дочитав до слов 'никогда не думала что когда-нибудь стану брошенной женой',я окончательно утратила интерес к 'житейским историям' и решила вздремнуть,как раз в тот момент как я это решила,мне помешал какой-то жопастый школьник, который почему-то ходил туда-сюда без определенной цели и рьяно жестикулируя что-то очень забавное рассказывал своим однокашникам:Предполагаемое время прибытия на вокзал по моим расчетам должно было состояться через минут 20 после отправления, поэтому я нимало огорчилась тому неучтенному факту что автобус следует с заездом в Черноголовку:я опаздывала, к тому же мой желудок явно чего-то хотел,а может быть даже ни чего-то,а много чего:Мы наконец подъехали к черте города как раз когда грузная девица уже дошла до раздела 'житейских историй' которой назывался что-то типа :'детям до 16 лет читать не рекомендуется' Там было написано что-то про кризис среднего возраста и про то,что постельное белье значительно влияет на качество секса. Мне нестерпимо захотелось сока, и непременно апельсинового, и претварив свое желание в жизнь в привокзальном киоске я сайгаком помчалась на работу, где меня уже ждали злорадные лицемерные люди с подготовленной фразой о том как же я посвежела похудела и вобще похорошела за отпуск:
Вернуться к началу
Kpowka_boo
бордер


Зарегистрирован: 26.05.2005
Сообщения: 4840
Откуда: г.Ногинск,А там по обстоятельствам....

СообщениеДобавлено: Ср Апр 05, 2006 1:10 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

«… Здравствуй, папа.…Вот и я. Давно не виделись. Уже целую неделю…»

Ровный, ярко-желтый огонек свечи слегка зашевелился, потом, слегка увеличившись в размере, весело запрыгал из стороны в сторону.
« Спасибо, что не забываешь меня, сынок.…Ну, рассказывай, что у вас нового…»

«…Ты не представляешь! Анюта получила «5» по высшей математике! Ты же помнишь, как в школе еле-еле на «четверки» вытягивали её. А сейчас, в институте, у неё совсем другое отношение к учёбе. Старается изо всех сил. Первая по рейтингу в группе…»

Огонек вновь радостно закружился в радостном танце вокруг тонкого фитиля свечи.
«Я всегда знал, что она умница. Хорошая девочка, очень. Я её видел недавно, ну, когда вы приходили ко мне…Что на работе? Как шеф?»

«… О, это отдельная история. Чудит шеф, впрочем, как обычно. Да, ладно, расскажи лучше о себе. Где был? Кого видел? Ты же знаешь, мне это очень интересно…»

Огонек стал оранжево-желтым, вытянулся, и слегка покачиваясь, уронил восковую слезу.
«Ты же знаешь, сынок, я тебе уже рассказывал…Мы здесь частенько все пересекаемся, то с одними, то с другими.… Позавчера вот с Лёвой, Эдиком и Мартыном долго сидели, молодость нашу голодную вспоминали, хохотали.
Они, кстати, все очень благодарны, что вы их не забываете, заходите иногда».

«… Не скучаете вы все там, смотрю…Хорошо вам. Хотя, что я говорю, прости, папа…»

Огонёк вдруг стал совсем маленьким и, казалось, что он задумал совсем исчезнуть.
«Я уже говорил тебе, сынок, много раз.… Здесь мы не имеем права скучать по всем вам, по тем, кто остался. Мы не имеем права звать вас. Поэтому, мы тут и веселимся, как можем. Сами».

« Ну не злись, не злись. Всё я понимаю. Только никак не могу согласиться с таким положением вещей. Жизнь, всё-таки, несправедливая штука, папа. И ты не сможешь убедить меня в обратном. Никогда».

Свеча догорела, огонек стал ярким-ярким и заметался, словно прощаясь.
«Береги маму, сынок…»

Я вышел из церкви, сел в машину и поехал на работу. Неожиданно появившееся солнце уютно грело. Утро нового дня…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Minora
Долгожитель
Долгожитель


Зарегистрирован: 06.06.2005
Сообщения: 511
Откуда: Ногинск

СообщениеДобавлено: Ср Апр 12, 2006 12:02 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

А ну ево все, подумала Кошка и отвернулась от окна. Семь со звонкой мелочью лет в этом окне живут глупые люди, которые куда умней меня. И каждый день, перед тем, как рухнуть без сил, сознания и совести в сон и кровать одновременно, я смотрю в гладкое стекло, как в лицо танцующему воплощению майи.
Весна, какая уже по счету? М- дас, зависла я тут. Отчего- то, когда я смотрю в окно особенно ярко ощущается контраст между такими как я и всеми остальными.
Впрочем, чем он ярче, тем безразличней.
Тянет вечерами уехать на другой конец города, где за семь лет так никто меня и не узнал. Чувствовать всю дорогу себя шпионом- двойником, удивляться тому, как ловко ты научился обманывать людей, не давая им повода заподозрить Тебя в тебе. Кусок туманной ваты, ядовитая пыль с пустыря, привычный, автоматический набор шагов и, как и семь лет назад, всем кажется, что ты здесь случайно и наверняка в первый раз. И в голову приходят мысли- цитаты " может быть это я Автоматическая Алиса, а настоящая все еще Там?"
Последние шаги до дома, со всей сумятицей ощущений и полунамеков от мира, ссылок к книгам, людям, временам. И...
Дэли, Пятничник Дэли. Длинный, худой, весь из психоделии, колких фраз, великих мыслей и в своей неизменной идиотской шапке. Чудовищные чаепития у Дэли- это тот кошмар, который способен был бы довести Кэррола до инфаркта, отравления кишечным газом во сне и повешения на ручке двери в туалет.
Восемь- десять часов имбирного чая, бесконечных разговоров, предельно отмененных законов мироздания.Когда язык болит, а голова на слово "дверь" выдает в среднем 458 ассоциаций в секунду, мы замолкаем.
До самого утра, без правил, прав и ориентиров, мы сидим на подоконнике 16- ого этажа ногами вниз, курим и думаем отчего- то всегда одни и те же мысли. Слова уходят тогда, когда в них уже нет надобности. Пятничник, он такой, как мудрецы на востоке, наверное я никогда не смогу его понять, так же как никогда до самого дна не смогу нырнуть в себя.
Но иногда, когда за окнами все тот же пейзаж- шахматная доска жизни, хочется просто сидеть на окне, мечтать о том, чтобы закончился проклятый чай и любоваться бликами первых лучей солнца на лаковой глади доски. Каждую ночь там кого- то убивают, рожают, сажают, сводят с ума. А мы сидим и пьем чай, оставляя игру тем, кто еще не понял, что Автоматическая Алиса давно на месте настоящей, которая наблюдает за миром сквозь щелку между секундами.
Утром я поеду домой, и как обычно никто не заметит, что это снова не я.
А я, так и останусь чучельной канарейкой сидеть на самом краю, самой высокой башни и думать, как бы ловчее поставить мат самой себе в игре без названий и правил, кусочек которой всегда виден в ночное окно.

_________________
гейм'з ова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Minora
Долгожитель
Долгожитель


Зарегистрирован: 06.06.2005
Сообщения: 511
Откуда: Ногинск

СообщениеДобавлено: Ср Апр 19, 2006 8:09 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Курить очень плохо, вредно, и бессмысленно. Но узнать это можно только купив пачку сигарет, и прочитав предупреждение какого-то очень серьезного ведомства о том, что это очень плохо, вредно, и бессмысленно.
И действительно: из двадцати сигарет, которые находятся в каждой пачке, настоящее удовольствие доставляют только две-три. И именно ради них жертвуют здоровьем, деньгами, и временем. Но бывают такие сигареты…
Ведь день начинается не с душа, не с завтрака, не с новостей по радио или по телевизору, а с сигареты. И хорошо, если этот день воскресенье. И вас не выгонят в подъезд, или на балкон, или в туалет, чтобы вы курили там, и никому не отравляли жизнь. Нет. Воскресенье надо начинать с сигареты, которую можно курить где угодно. И еще чтобы осталось немножко кофе, уже остывшего кофе, наполовину состоящего из гущи. И вот цедить этот кофе, курить эту сигарету, и чувствовать, как начинается хороший день.
А можно заранее готовиться к этому воскресенью. Заранее замочить шашлык, потом ехать за город, в осенний лес, долго собирать дрова, разводить костер, жарить мясо… И все это время очень хотеть курить. И еще обливаться слюной от предвкушения вкусного шашлыка. А потом, обжигаясь, большими кусками, почти не жуя, наесться сочным мясом, вернуться от компании к костру, выловить из костра уголек. Или запалить палочку, и прикурить от нее… лечь на сухую траву, увидеть прямо над собой осеннее небо, сквозь кружева веток, лежать, курить, и пускать туда дым. Туда, в небо.
Или стоять у открытого окна… А вы открыли окно в первый раз в этом году, потому что весна. На полу и на подоконнике сухие полосы бумаги, которой вы заклеивали окна осенью, а за окном дождь. И вот так стоять, курить, и выпускать дым в струи весеннего дождя.
Или придти домой пьяным и злым. Но не ругаться ни с кем, не скандалить, а сразу уйти в ванную, закрыться там, набрать полную ванну теплой воды, лечь туда прямо в одежде. Предварительно, конечно, достать из кармана сигареты и зажигалку. Вот так вот лежать, молча злиться, и курить. А они стучат в дверь, мол, что с тобой. А ты лежишь, молчишь и куришь.
А если одиноко… ты купил пачку хороших сигарет, не торопясь потянул за целофанновую полосочку, потом открыл пачку, убрал фольгу, понюхал сигареты, достал одну, потом щелкнул своей любимой зажигалкой – вот тебе уже и диалог.
И уж тем более, когда у тебя возникает ощущение, что все тебя бросили, и ты никому не нужен. Идешь, горбишься, под снегом или под дождем. А главное, кончились сигареты. Но у тебя есть возможность обратиться к первому встречному с просьбой, которую никто не расценит, как попрошайничество, или как что-то неприличное, и с тобой поделятся, поделятся сигаретой. И ты возьмешь сигарету из рук незнакомого человека, а он еще стряхнет пепел, и протянет тебе живой огонек своей сигареты, чтобы ты прикурил, и ты почувствуешь, что перед тобой не приятель, не друг, а почти родственник. И таких родственников очень много. Хотя курить очень вредно, очень плохо, дорого, и бессмысленно.
Но мало на свете вещей более желанных и важных, чем та редкая сигарета, с которой начитается день.

(Текст написан со слов разных людей. Я сам никогда в жизни не курил, и не люблю, когда это делают окружающие меня люди. Но эти пачки, и эти сигареты, а также сигары и трубки выглядят намного привлекательнее, чем все шоколадки и конфеты вместе взятые.)

Е.Гришковец(с)

_________________
гейм'з ова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Инквiзиторъ
Долгожитель
Долгожитель


Зарегистрирован: 13.04.2006
Сообщения: 978
Откуда: из ПТУ №88

СообщениеДобавлено: Ср Май 10, 2006 10:00 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

ПРОЦЕСС
(трагикомедия в трёх актах)

Действующие лица:
Судья: мсьё Дессаль - 60 лет.
Судебный пристав Гюстав - 30 лет.
Присяжные заседатели:
Мсьё Латер, профессор математики, возраст - 50 лет.
Мсьё Бешмер, профессор социологии, 50 лет.
Мсьё Ремоден, профессор философии, возраст, как ни странно, тоже 50 лет.
Мсьё Э, рантье, 53 года.
Мадам Жузэ, домохозяйка, возраст... Впрочем, кто же их знает, наших милых дам. Выглядит на 29.
Мадам Дюривье, сотрудница мэрии, выглядит на 47 лет.
Мадемуазель Футэ, выглядит на 60, но поскольку везде, кроме официальных документов утверждает, что ей 45, автор вынужден сообщить, что на самом деле ей всё-таки 55. Рантье, но, опять-таки, повсюду утверждает, что журналистка.
Мсьё Боор, инженер, 38 лет.
Мсьё Джамдар, выходец из Индии, владелец продовольственного магазинчика, 42 года.
Мсьё Мубарак, выходец из Ливана, владелец бистро, 51 год.
Мсьё Хасан, выходец из Сирии, официально - безработный, 32 года.
Мсьё Амин, выходец из Алжира, официально - безработный, 30 лет.
Прокурор: мсьё Антье - 50 лет.
Адвокат: мэтр Дюлуа - 50 лет.
Наконец, подсудимый, вокруг которого вертится вся эта катавасия, мсьё Аммар, выходец из Марокко, официально - безработный, 25 лет.
и
город Брюссель, со всеми его мирными обывателями и ещё более мирной и безобидной полицией. Может быть, конечно, не все обыватели в нём так уж мирны, но то, что полиция безобидна, это несомненно. Жители Брюсселя участвуют в пьесе на сцене, а сам Брюссель присутствует за нарисованными на декорациях окнами и выступает, по сути дела, как самый главный, коллективный предмет всей этой трагикомедии...

Пролог.
Занавес открывается, но за ним оказывается белый киноэкран. Проектор показывает кадры теленовостей, диктор читает: "В преддверии выборов произошло немыслимое: фламандские и валлонские националисты объединились в блок, которым они намерены предстать перед бельгийским избирателем. Главный лозунг националистов - противодействие иммиграции - радикализован до предела: в случае избрания блок будет проталкивать через парламент полный запрет на иммиграцию, кроме частных случаев, и депортацию всех иммигрантов, нарушивших закон, вне зависимости от тяжести этого нарушения..."
Голос диктора глохнет, как если бы кто-то уменьшил громкость телевизора, белый экран быстро взвивается вверх, начинается

Акт I

Сцена представляет залу суда, где уже ожидают начала заседания судья, присяжные, прокурор и адвокат с подсудимым.
Зрители заходят в залу, рассаживаются по креслам, выходит судебный пристав.

Судебный пристав: слушается дело по обвинению Джамаля Аммара в ограблении ювелирного магазина Жана-Франсуа Эльяна; обвиняет - Шарль Антье, защищает - мэтр Ксавье Дюлуа, председательствует его честь мсьё Анри Дессаль.

Судья: мсьё Аммар, в случае, если вы виновны во вменяемом вам преступлении, суд ещё раз предоставляет вам возможность сознаться.

Аммар: Невиновен!

Судья: мсьё Антье, изложите обвинение.

Прокурор: Да, ваша честь! Высокий суд! Граждане города Брюсселя! Как государственный обвинитель я представляю вам обвинямого: Джамаля Аммара, который, по убеждению следствия, ограбил ювелирный магазин мсьё Эльяна на улице Сен-Катрин в ночь с 25 на 26 мая сего года.
Доказательства обвинения таковы. В 0 часов 40 минут с уличной стоянки возле Ботанического сада был угнан мини-грузовик. Камера наблюдения запечатлела лицо угонщика, я прошу уважаемых присяжных заседателей посмотреть на этот кадр: машину угоняет подсудимый. В 0 часов 55 минут тот же автомобиль протаранил витрину ювелирного магазина, из кабины выскочил человек в маске, но в одежде такой же, как на угонщике: в красной футболке и чёрных брюках, сгрёб в сумку драгоценности и убежал. Через час полиция обнаружила молодого человека в красной футболке и чёрных брюках, он ужинал в ночном кафе. При себе у арестованного было полторы тысячи евро. Это его двухмесячная зарплата как продавца мобильных телефонов.
Несмотря на очевидность улик, на следствии Аммар не признал вины. Более того, он оказывал активное сопротивление при аресте, чем продемонстрировал агрессивное неприятие бельгийских законов. На этом основании обвинение просит высокий суд признать Джамаля Аммара виновным в ограблении магазина и приговорить его к трём годам тюрьмы.

Судья: Слово предоставляется защите.

Адвокат: Благодарю, ваша честь. Господа присяжные заседатели! Сограждане! Только что господин обвинитель продемонстрировал нам агрессивное неприятие бельгийских законов...

Прокурор: Протестую!

Судья: Протест принимается!

Адвокат: Виноват, но как же назвать арест невиновного человека? (К мсьё Боору) Позвольте спросить вас, мсьё, если полиция вдруг среди попытается вас ни с того, ни с сего арестовать, спокойно ли вы это воспримете?

Боор: Э, не-ет...

Адвокат: Вот! А что было в нашем случае? На основании каких-то беспочвенных подозрений мой подзащитный был грубо оторван от ужина и брошен за решётку!

Прокурор: Протестую, подозрения были обоснованы!

Судья: Протест принимается!

Адвокат: О каких основаниях вы говорите? О смехотворной красной футболке? Господин прокурор, если вам нужен был подследственный в красной футболке, вам проще было бы нарядить в неё кого-нибудь из своих полицейских и допрашивать его!

(смех в зале)

Прокурор: Я говорю, прежде всего, о видеозаписи.

Адвокат: Вы бертильонировали лицо угонщика?

Прокурор: Нет, с видеоплёнкой это невозможно...

Адвокат: Конечно! И обрадовавшись, вы просто обвинили моего подзащитного, который имел несчастье выбрать для ужина круглосуточное кафе.

Прокурор: Простите, но эксперты-антропологи заявили, что угонщик и подсудимый - одно и то же лицо!

Адвокат: А почему вы привлекли антропологов?

Прокурор: Ну... Потому что они... Эксперты...

Адвокат: Господин прокурор! То, что вы думаете, написано на вашем лице. Давайте говорить прямо: угонщик был явным арабом, и вы поставили целью арестовать и осудить хоть какого-нибудь араба!

(Шум в зале)

Прокурор: Позвольте...

Адвокат: Не позволю! "Все эти арабы на одно лицо", так рассуждали вы. Если вы не способны без антрополога различить лица двух человек, что ж, я готов вам помочь. Господа присяжные заседатели! Я желаю предъявить вам два письменных свидетельства, которые дали бельгийцы арабского происхождения: они утверждают, что на видеоплёнке запечатлён отнюдь не мой подзащитный, у угонщика-грабителя совсем другое лицо. Во избежание подозрений в пристрастности, сообщаю заранее, что свидетели никак не связаны друг с другом и с моим подзащитным - все они приехали из разных стран: мсьё Аммар - из Марокко, а свидетели - из Туниса и Ливии.

Прокурор: А... Не могли бы они дать показания в суде лично?

Адвокат: Могли бы. Но боятся дискриминации по национальному признаку со стороны отдельных чиновников, которые стригут всех арабов под гребёнку преступников!

(Аплодисменты в зале).

Прокурор: Нет уж, извините! А откуда у подсудимого были при себе такие деньги? Зарплата сразу за два месяца!

Адвокат: Нет уж, вы меня извините! Он год работает продавцом телефонов, так что хоть бы и за двенадцать месяцев! (Аплодисменты в зале). Кстати, на сколько было украдено драгоценностей?

Прокурор: Почти на три тысячи евро.

Адвокат: Значит, полторы тысячи обвиняемый успел проесть в том же кафе? Однако, до чего же он прожорлив! (Смех и аплодисменты).

Судья: Если господин адвокат закончил, я просил бы господина прокурора резюмировать своё мнение.

Адвокат: Да, ваша честь, я закончил.

Прокурор: Я прошу высокий суд обратить внимание на совершенно очевидную вину подсудимого. Несмотря на хитроумные попытки господина адвоката поставить версию обвинения под сомнение, совокупность прямых и косвенных улик слишком очевидна: именно подсудимый Аммар совершил хищение драгоценностей, это преступление против священной частной собственности. Да не останется безнаказанным преступление, да не получит порок поощрения!

Судья: Резюме защиты.

Адвокат: Как громко произнёс наш уважаемый прокурор эти слова: "Священная частная собственность!" Но почему же, простите, доблестная полиция не спасла эту собственность от покушения? Почему, господа полицейские, вы, которые так любят отнимать нашу священную частную собственность штрафными квитанциями? (смех в зале) Я обращаю внимание присяжных на то, что драгоценности так и не были возвращены законному владельцу! А почему? Да потому, что полиции незачем искать преступника и драгоценности! (Аплодисменты) Ведь намного проще схватить и посадить в тюрьму несчастного араба (шум, аплодисменты). Высокий суд! Граждане Брюсселя! Только вы, и никто и иной, можете сейчас оправдать своего согражданина, во исполнение нерушимой презумпции невиновности, во исполнение древних традиций и нашей конституции! (Аплодисменты, переходящие в овацию).

Судья: Уважаемые присяжные заседатели! Выслушав доказательства и опровержения, вняв обеим сторонам: обвинению и защите, вы должны вынести вердикт, устанавливающий виновность либо невиновность подсудимого, без гнева и пристрастия.

Присяжные удаляются на совещание.

_________________
Нечисть надо выводить, изводить, изничтожать, иначе она сожрёт и изгадит всё! Нет тут никакого греха! Нечисть - она везде нечисть!"
(Юрий Петухов "Звездная месть")
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Инквiзиторъ
Долгожитель
Долгожитель


Зарегистрирован: 13.04.2006
Сообщения: 978
Откуда: из ПТУ №88

СообщениеДобавлено: Ср Май 10, 2006 10:01 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Занавес.
Акт II

Сцена представляет совещательную комнату суда. Хотя тайна совещания судей и присяжных строжайше охраняется законом, автор всё-таки откроет её для зрителя, т.к. пьеса - вымышлена от начала и до конца, о чём те, кому она не понравится, немедленно и объявят.

Ремоден: Медам, месье, кто желает быть старшиной присяжных?

Бешмер: Я желаю быть старшиной!

Ремоден: Нет уж позвольте! Тогда я тоже желаю быть старшиной!!

Футэ: Месье, не ссорьтесь! Может быть, вы выберете старшиной кого-нибудь третьего?

Бешмер: Конечно, мадемуазель! Как насчёт мсьё Латера, коллега? Он ведь тоже профессор!

Ремоден: Да, верно. Что ж, господа, кто за мсьё Латера? (11 поднятых рук, Латер воздерживается) Единогласно!

Латер: (скромно) Я воздержался.

Ремоден: Ах, это милое профессиональное занудство математика! (Все смеются) Ну что ж, коллега, берите бразды правления!

Латер: спасибо... Я, правда, не привык, нам, наверное, надо обсудить виновность подсудимого...

Ремоден: Обсуждать виновность, я думаю бессмысленно, ибо бессмысленно обсуждать несуществующую вещь.

Латер: Так вы думаете, что Аммар невиновен?

Бешмер: Позвольте, я вмешаюсь. Ну, разумеется, невиновен. Мне, как социологу, известна нелюбовь полиции к иммигрантам. Несмотря на то, что все люди равны перед законом, фактически 60% заключённых ыв тюрьмах это выходцы с Ближнего Востока. Что это, как не очевидный показатель скрытого полицейского расизма?

Ремоден: я бы хотел добавить несколько слов. Очевидно, нам навязывается конфликт с иммигрантами. По сути, это некогда поверженный колониализм пытается отомстить за своё поражение и оборачивается расизмом. Расизм на нашей - бельгийской земле? Это ужасно. И эти, угнетаемые сегодня, люди подобны нашим славным предкам, это герои, за которыми будущее, за которыми освобождение, свобода, мультикультурность, исламская пассионарность, революция, победа над колониализмом!

Латер: простите, но какой же может быть колониализм по отношению к людям, которые как раз приехали на нашу землю?

Ремоден: Ах, профессор, до чего же вы, математики, иногда непонятливы! Ведь иммигранты приезжают именно из бывших колоний!

Латер: но ведь колонии бывшие?

Ремоден: но хоть и бывшие, ведь они колонии!

Латер: Э... Но ведь не наши, а французские!

Ремоден: О, да. И маленькой Бельгии приходится нести ответственность за французский колониализм.

Латер: М-м... А что скажет мсьё Боор?

Боор: Честно говоря, я не знаю. Здраво рассуждая, адвокат отработал свой гонорар, но ведь парень явно тот, кого полиция и искала.

Бешмер: Мсьё Боор, кто вы по профессии?

Боор: Инженер. Проектировщик каналов.

Бешмер: Скажите, вы не боитесь, что какой-нибудь араб однажды отнимет у вас рабочее место?

Боор (изумлённо): Араб???

Бешмер: Так отбросьте же все фобии! Этот парень вас не грабил и не собирается!

Боор: Ну, если вы за него ручаетесь...

Бешмер: Мы друг друга поняли! Спасибо! Медам, мадемуазель, что вы думаете о нашем подзащит..., о нашем подсудимом?

Футэ: О, профессор, ваш коллега мсьё Ремоден так красиво говорил о поверженном колониализме! Это было почти так же красиво, как этот мальчик на скамье подсудимых. "Поверженный колониализм". Я словно чувствую себя участницей Сопротивления! Я, правда, рантье это моя вторая профессия, но я тоже хочу революцию! А это слово - пассионарность! Я восхищаюсь арабами!

Ремоден: Позвольте поцеловать ручку, мадемуазель!

Футэ: С удовольствием (подаёт руку, Ремоден целует).

Бешмер: Медам Жузэ и Деривье?

Жузэ: Я не знаю... Я, наверное, как все.

Ремоден: Да! Наше единство в защите каждого гражданина это то, что делает нас бельгийцами!

Футэ: Бесподобно, мсьё Ремоден!

Ремоден: Целую ручку, мадемуазель!

Бешмер: Мадам Деривье?

Деривье: Подсудимый, скорее всего виновен, поверьте моему опыту.

Бешмер, Ремоден (в один голос): Мадам!

Деривье: Я уже двадцать лет мадам. Я готова проголосовать за оправдание этого воришки, просто потому что мне пора идти на работу. И ещё по одной причине, которой вам не скажу.

Бешмер: как угодно мадам.

Ремоден: А почему вы ведёте заседание жюри вместо мсьё Латера?

Бешмер: Пардон, пардон. Мсьё Латер?

Латер: Да-да... Мсьё Джамдар, что вы думаете о подсудимом?

Джамдар: А почему вы не спросите, что я думаю о вас, господа идиоты?

Все: Что?!

Джамдар: То!! Вы никогда не видели толпу разъярённых пакистанцев? Невелика беда! Скоро вы увидите толпы разъярённых арабов! Дядя Сатхи, зачем я не послушался тебя, зачем я не уехал в Лондон! Проклятые англичане хотя бы способны отвечать насилием на насилие! Да 12 самых глупых подданных английской королевы на вашем месте мигом издали бы обвинительный вердикт!

Бешмер: Мсьё Джамдар...

Джамдар: Молчать!! Вы хоть догадываетесь, по какой тайной причине эта умная женщина из мэрии проголосовала за оправдательный вердикт? Потому что до ваших профессорских мозгов может достучаться только толпа арабов с бейсбольными битами, которая однажды ограбит вашу милую профессорскую квартирку и оставит вас рассуждать о колониализме и толерантности с разбитыми очками и поломанными рёбрами! (Латеру) А вы, профессор? Вы же математик! Вы же, пардон, не просто сборник цитат!

Латер: А...

Вскакивают Хасан и Амин: Молчи, собака!

Джамдар хватает стул и замахивается: Убью!

Хасан и Амин падают на стулья.

Джамдар (внезапно равнодушно садится): а впрочем, как хотите...

Ремоден (опомнившись): Медам, месье, только что на ваших глазах буржуа угрожал насилием двум безработным!

Джамдар: Только что на ваших глазах два довольно светлокожих араба оскорбили весьма смуглого индуса.

Вскакивают Хасан, Амин: Врёшь, собака!

Мубарак: Сядьте, идиоты!!!

Хасан и Амин падают на стулья.

Мубарак: Не знаю, как вы, мсьё Джамдар, а я чувствую, что и вправду пора в Лондон. Пока туда ещё пускают арабов, и пока я ещё могу продать бистро за хорошие деньги. Подсудимый безусловно виновен.

Бушмер: Мы уважаем ваше мнение! Мы искренне его уважаем! Итак, прошу голосовать! Кто за обвинительный вердикт?

Поднимают руки Джамдар и Мубарак.

Бушмер: Двое.

Ремоден: Мы и сами видим, что двое! Кто за оправдательный вердикт?

Остальные поднимают руки...

Ремоден: Э...

Боор: Десять.

Ремоден: Десять! Мсьё Латер, заполняйте бланк!

Занавес.
Акт III

И снова сцена представляет всё ту же залу суда, пока что пустую, потому что все зрители в коридоре, а присяжные - на совещании. В залу входят судебный пристав и полицейский инспектор, мсьё Жийон, не упомянутый в списке действующих лиц.

Пристав: подождите одну минуту.

Уходит, через полминуты возвращается с судьёй.

Судья: Чем могу помочь?

Инспектор: Добрый день, я инспектор Жийон. Я разыскиваю мсьё Хасана, подозреваемого в торговле наркотиками. Вот ордер на его арест. (Даёт судье ордер) Он, как я не без удивления узнал, сейчас участвует в процессе в качестве присяжного заседателя.

Судья: (Надевает очки, читает ордер) Замечательно. Мой дорогой инспектор, вы мне нравитесь уже тем, что ещё способны удивляться заурядным мелочам, я-то этот дар молодости утратил лет двадцать назад.

Инспектор: Так я могу его арестовать?

Судья: А как мне нравится ваша удивительная наивность! (Заканчивает читать, возвращает ордер, снимает очки и кладёт на секретарский столик) Друг мой, конечно же, вы не можете его арестовать! Во вском случае, сейчас. Ваш ордер способен подождать недельку?

Инспектор: Способен, но почему я не могу произвести арест сейчас?

Судья: во-первых, потому, что Хасан пребывает в совещательной комнате, а тайна совещательной комнаты неприкосновенна. Во-вторых, потому что Хасан - араб, а личность араба в коллегии присяжных неприкосновенна.

Инспектор (смеётся): Признаться, арест араба это и вправду операция по сложности сравнимая, наверное, с ограблением музея: такое надо делать надёжно и бесшумно, чтобы не опозориться. Но именно поэтому я подготовил неотразмые улики для следствия.

Судья: Молодой человек, я уже подумываю о слуховом аппарате, но если бы во всём Брюсселе остался только один слуховой аппарат, я бы уступил его вам. Вы меня слышите? Он - присяжный! Как вы представляете себе арест присяжного-араба в деле с подсудимым-арабом?

Инспектор: Да почему бы и нет?

Судья: Здравое любопытство! Потому, что если вы арестуете его сейчас, поднимется шум: "Полиция давит на присяжных!"

Инспектор: А если я арестую его после вынесения вердикта?

Судья: Тогда крик будет такой: "Полиция мстит присяжным за оправдательный вердикт!"

Инспектор: Ага... А вы думаете, что вердикт будет оправдательный?

Судья: Милый мой! То что я думаю, я крепко храню за зубами, а если я что-то иногда и говорю, так это то, что я исключительно твёрдо знаю! Для того, чтобы посадить араба на пять лет, он должен наработать на 15, а чтобы упечь его пожизненно, он должен убить не менее трёх бельгийцев.

Инспектор: Вот как? Значит, чтобы навсегда запечатать за решётку сто тысяч арабов, нужно пожертвовать тремястами тысячами бельгийцами?

Судья: Четырьмястами.

Инспектор: Пардон, не понял. Если одного араба можно приговорить к пожизненному за убийство не меньше, чем троих бельгийцев, то сто тысяч умножить на три будет триста тысяч!

Судья: На чём вы основываете свои вычисления?

Инспектор: На логике и здравом смысле!

Судья: Логика и здравый смысл - ничто, там где в дело вступают Толерантность и Политкорректность. Излишнее усердие в логике и здравом смысле вопреки этим двум жестоким богиням приравнивается к фашизму. В общем, четыреста тысяч.

Инспектор: Но не велика ли цена?

Судья: Ничуть. Вы что думаете, в Брюсселе не найдётся четырёхсот тысяч восторженных идиотов, которые называют себя антифашистами?

Инспектор: Найдётся, однако же если они согласны как один пожертвовать жизнями, то только ради освобождения угнетённых арабов из застенков, но никак не ради заточения.

Судья: А вы мне начинаете нравиться. Молодое поколение, судя по вам, небезнадёжно.

Инспектор: Спасибо.

Судья: Ну, а насчёт "готовы-не готовы отдать жизнь" не волнуйтесь. Кто их будет спрашивать? Арабы? Вы в своей практике видели араба, который перед преступлением спрашивал согласия жертвы?

Инспектор: Не доводилось.

Судья: И в этом есть глубокая закономерность.

Инспектор: Но как же отделить эти необходимые триста или, будь по-вашему, четыреста тысяч?

Судья: Я вас перехвалил. Вы не желаете сделать минимального умственного усилия. Как? Да элементарно! Как собрать антифашистскую демонстрацию арабов? Надо просто убить араба! Как собрать антифашистскую демонстрацию бельгийцев? Надо просто убить араба!

Инспектор: А... на каком основании убивать араба?

Судья: Милый мой! Вы заманите на работу в полицию парня попроще, не испорченого политкорректностью и толерантностью. Дайте ему в руки закон и пистолет. И он, не зная о том, что преступник в арабской шкуре - не всегда преступник, однажды всадит в кого-нибудь пулю, в строгом соответствии с законом, поверьте моему опыту. Если только до этого какой-нибудь вундеркинд вроде тех, с которых начались французские погромы, не влезет в трансформаторную будку, где и сгорит, как невинная жертва полицейского произвола. И будут вам демонстрации. Ах, моя маленькая милая Бельгия! За что я тебя люблю, так это за твою правильность и предсказуемость. Вот, скажем, в Австралии, белых вокруг убитого араба не соберёшь. Они начинают объединяться, только если арабы начинают нападать на них. Ну, да Австралия, вообще глубоко и принципиально неправильная страна: люди там ходят вниз головой и живут в подданстве английской королевы, а не нашего доброго короля. Говорю это, как добропорядочный патриот (прошу не путать с фашистами!)

Инспектор: Мсьё Дессаль! Я онемел от восхищения! Пожалуй, я и вправду не буду арестовывать Хасана! По крайней мере, сегодня!

Судья: Вот. Вот. А заодно подумайте, не пора ли новые неписаные правила поднять до ранга старых, писаных. Например, иммигрантам в целях их более комфортного освоения в нашей мультикультурной Бельгии можно было бы разрешить многожёнство. Или освободить от уголовной ответственности за торговлю лёгкими наркотиками и мелкое воровство. Правда, это запрещено в Коране, но это значительно облегчило бы им заработок. Можно было бы даже издать закон об обязательной государственной закупке марихуаны у иммигрантов с доходом ниже двух тысяч евро в месяц. Или, может быть, возложить эту обязанность на граждан? А тех, кто откажется покупать марихуану у иммигрантов, можно было бы судить за фашизм. Почему, спрашивается, некое лицо бельгийской национальности отказывается покупать травку у араба? Ему что, не нравится что продавец - араб? Он что - против арабов?

Инспектор: Ужас!

Судья: Полный порядок! Во всяком случае, полицейского, который выкручивает руки воришке-арабу, уже не будут обзывать фашистом из-за угла. Он станет фашистом на полном законном основании! Нет, пожалуй, я напишу диссертацию на эту тему! На пенсии!

Инспектор: Вы собираетесь на пенсию?

Судья: Пора. А что делать? Теряю профессиональную пригодность. Я ведь получал юридическое образование в те ещё далёкие годы, когда от судей требовалась справедливость, а не толерантность.

Судебный пристав: Ваша честь, присяжные вынесли решение.

Судья: Ясно! (Инспектору) Друг мой, нам пора уходить. Сейчас сюда должны впустить зрителей и присяжных, а я войду последним. Пусть во Дворце Правосудия больше нет правосудия, но там должна быть хотя бы традиция. И если граждане Брюсселя нынче оправдывают преступников, то хотя бы я во избежание анархии ещё должен вести себя как положено: выходить торжественно, в чёрной мантии, в последнюю очередь. Идёмте!

Судья и Инспектор уходят. Судебный пристав впускает зрителей (среди которых много арабов), затем присяжных. Мсьё Ремоден и мадемуазель Футэ усаживаются с краю и начинают ворковать. В зал входят подсудимый под конвоем и адвокат, последним возвращается судья и садится на кафедре.

Судья: Уважаемые присяжные, вынесли ли вы решение по вопросу о виновности подсудимого?

Латер: Да, ваша честь!

Судья: Передайте его мне через судебного пристава.

Судебный пристав берёт лист с вердиктом у Латера и отдаёт судье.

Судья (медленно): Мы, присяжные заседатели, призванные в Брюссельский уголовный суд на дело Джамаля Аммара, признаём подсудимого невиновным.

Овация, крики радости в зале.

Судебный пристав: К порядку!

Судья: Гюстав!

Судебный пристав: Что, мсьё Дессаль?

Судья (тихо): Я не могу найти очков!

Судебный пристав: Неужели... Ну, наглец!! (Подходит к подсудимому и адвокату). Мсьё Дюлуа! Ваш подзащитный перешёл все границы! Он украл очки у судьи!

Адовкат (подсудимому): Ты что, с ума сошёл? Быстро отдай очки его чести!

Аммар: Что вы несёте оба? Не брал я никаких очков!

Адвокат: Ну да, ты ещё скажи, что и магазин грабил не ты.

Аммар: Я, конечно! И у меня осталось полторы тысячи, которые полиция мне вернёт! Зачем мне какие-то очки?

Адвокат: Ну а куда они тогда делись?

Аммар: Я не знаю! Я даже не подходил к судье! Может быть, это кто-то из присяжных?

Адвокат: Хм...

Судебный пристав (возвращается к судье): Ваша честь, он говорит что не брал!

Судья: Да что же мне, вызвать полицию?! Ах, вспомнил! Я же надевал их когда читал ордер инспектора. Посмотрите на секретарском столике.

Судебный пристав (подходит к секретарскому столику): Да-да, вот они.

Приносит очки судье.
Судья (надевая очки): Уважаемые зрители, заседание ещё не окончено! (Тихо) Итак, вердикт невиновен? Тьфу... (переворачивает лист с вердиктом) Ну, конечно невиновен... (Громко) Признать подсудимого невиновным! Решением принято большинством голосов десять против двух.

В зале подымается свист, в Футэ и Ремодена, сидящих отдельно, летит комканая бумага. Слышны крики "Фашисты! Фашисты!" Ошеломлённые Футэ и Ремоден вскакивают и пытаются что-то сказать.

Судебный пристав: К порядку!!

Судья: На основании вердикта суд обязан освободить Джамаля Аммара немедленно.

Рёв восторга. Полицейские выпускают Аммара из-за барьера, к нему подбегают арабы из публики, обнимают. Футэ и Ремоден робко подходят к ним, желая объяснится. Арабы внезапно замечают их и начинают наступать на них с ругательствами. Ремоден и Футэ пятятся назад. Полиция пытается встать между ними и арабами. Футэ отступает к окну, прижимается к шторе, штора срывается и накрывает её и нескольких арабов. Беспорядок, переходящий в панику, зрители кидаются к выходу, давка, сцену закрывает белый экран.

Эпилог.

Проектор снова показывает картинку с кадрами Брюсселя.

Голос диктора за кадром:

На расследование вчерашней трагедии во Дворце Правосудия брошены лучшие силы полиции. Так как среди погибших был один араб, отрабатывается версия о провокации фашистов, несколько фашистских вожаков уже задержаны и допрашиваются полицией. Главный мулла Брюсселя прислал начальнику городской полиции соболезнования в связи с гибелью полицейских. Начальник полиции заверил главного муллу, что государство в его лице будет защищать всех жителей Брюсселя, в том числе иммигрантов, от возможных провокаций фашистов. Также он добавил, что несмотря ни на чьи происки натурализация иммигрантов - необратимый процесс.

Голос затихает. На белый экран, на картинку Брюсселя находит

занавеc
С форума ДПНИ автор Алексей.

_________________
Нечисть надо выводить, изводить, изничтожать, иначе она сожрёт и изгадит всё! Нет тут никакого греха! Нечисть - она везде нечисть!"
(Юрий Петухов "Звездная месть")
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ден
Полковник Исаев


Зарегистрирован: 01.06.2004
Сообщения: 2242
Откуда: с Лубянки...

СообщениеДобавлено: Ср Май 17, 2006 10:41 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

- Жил праведно... – нудила душа
- По понятиям? – хмыкнул Архангел
- А хоть бы и так. По-христанским понятиям жил. Мухи не обидел.
- Точно не обидел? - прищурился Архангел.
- Ну.. Говорится так... – опасливо покосился на Белое Свечение соискатель – Мух, комаров, конечно хлопал. Житья от них не было. Так ведь все же хлопали..
- Все.. Ишь ты.. Ты ж за себя сейчас отвечаешь. Мухи, комары, по-твоему – не Божьи Создания?
- А.. Божьи, наверное. – поник судимый - И их нельзя было?
- Шучу. – засмеялся Архангел – Мух – можно. Жужжат противно. И комары – гнусь. Непонятно зачем было создавать такое.
- Так ведь – неисповедимы пути.. – назидательно произнесла было душа.
- Ты поучи, поучи еще мне тут. Точно не грешил?
- Точно нет! Ну выпивал иногда, курил.. Не грешил я!
- Ни разу?
- Да ни разу! Ни единого! По правилам! По понятиям!
- Врет! – громогласно раздалось отовсюду.
- Знаю, ваш сиятельство, что врет. Отпирается еще, зараза. – бодро поддержал Архангел и обратился к судимому – Ты ж подумай кому врешь-то. Взял бы, да осознал. Повинился бы.
- Да чего я сделал-то? – занервничала душа – Не убил. Не украл. Не богохульничал! Жену соседа отверг вона – а какой был вариант! 120 процентов – во какой вариант был! Не прелюбодействовал даже дурак. Чего я сделал-то?
- Не вспоминается? – посочувствавал вроде как Архангел – Так я тебе сейчас память освежу. А кто 7 мая 2006 сигарету не стрельнул страждущему? Пушкин сигарету зажал? Человеку как курить хотелось – с шашлыка возвращался человек.
- Так ведь послед же был...
- Шесть сигарет – это, конечно, послед, жлоб! – съехидничал Архангел. – Ну чего с ним делать, а Господи? В ад?
- Нет! Не в ад! – захохотало отовсюду – Сигареты отнять и в рай! К некурящим!
- Буххаххаха!! – согнулся со смеху Архангел – Здоров ты, Отец, наказания придумывать...
- Неисповедимы пути мои. – согласились громогласно.

_________________
Дабы не нарушить целостность сущностей нам необходимо передать локальный контекст в процедуру-функцию глобального модуля
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Анютик
Почетное Школьнедцо


Зарегистрирован: 15.05.2005
Сообщения: 2873
Откуда: R-street

СообщениеДобавлено: Чт Июн 01, 2006 8:20 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Очень нравится отрывочек из Лукьяненко "Фальшивые зеркала":

- Я больше люблю лето. Только оно всегда кончается. Как ты думаешь, Леонид, может быть, это и хорошо? Бесконечное лето. Пусть в электронном виде. Пусть даже там будешь не совсем ты...но ведь там всегда будет лето. Помнишь, когда мы стояли там, в глубине, и ты говорил, что лето кончилось! Так ведь теперь оно может стать вечным.
- Тут каждый решает сам, Чингиз, - осторожно сказал я - Что важнее...лето или бесконечное лето. Жизнь или иллюзия жизни..
-Я - живой! - Сказал он - Я живу. Я буду жить. Лето кончится не скоро.

Чингиз не просто улыбался, Чингиз веселился. Как его зацепило. А он меня словно уже и не видел. Смотрел в окно, смотрел на белый снег, толбик пепла сползал с сигареты, улыбка, как будто приросла к лицу

- И сейчас - тоже лето. Только очень морозное. Но будет новое лето...я чувствую его дыхание, легкую поступь по заснеженным листьям...Лето..

Он жадно втянул дым. Так не разговаривают. Даже на сцене, если пьеса не из девятнадцатого века. Уж тем более так не говорят богатые бездельники, какими бы симпатичными и образованными они ни были.

-Жаркий ветер на щеке, вкус земляники на губах, звезды в небе, касания теплой воды...Лето…Оно уходит так быстро, что не успеваешь крикнут "постой". И кажется, что оно еще здесь. В кончиках пальцев - память, память о лете…Дрожью, судорогой, головой вскинутой навстречу дождю, тихим смехом и случайной улыбкой - лето…Все-таки лето. Тебе говорят, что оно уже ушло, но ты ищешь его следы, бежишь, опаздываешь, не успеваешь...Но все-таки лето. И ты идешь по его тающим следам...два часа на машине, три часа на самолете, немного пешком - поехали? Куда - не знаю! Приедем! Все ради лета! Маленького - премаленького! Робкого кусочка отставшего лета! А больше и не надо, иначе умрешь от тепла…Лето..
-Чингиз - тихо сказал я

Он не слышал. Он догонял свое лето

-Дайте мне мой кусочек лета...А он и так со мной. Навсегда...Мое лето. Какое было, какое есть, какое будет. Лето навсегда! Я ведь помню, как оно уходит! Как желтое солнце плавится в алый закат. Как ветер начинает пахнуть снегом. Я улыбался ветру. Я просил его: «Подожди!!» Чуть-чуть! Оставь мне немножко лета! А ветер видел таких, как я, не раз. Пока было тепло – он не спорил со мной. Но стало холодно, и ветер прошептал: « Лето кончилось!» Я поверил не сразу. Но лето кончилось. Пошел дождь. Холодный, унылый, серый. Я протянул руку и поймал каплю воды. Мне не понравилось отражение. «Это не я!» - сказал я воде. Но капля застыла крупинкой льда. И я понял, что это – мое отражение. И самое страшное – оно не тает на моей ладони. Значит, ладонь не теплее льда… И вот тогда я понял, лето кончилось...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение MSN Messenger
Инквiзиторъ
Долгожитель
Долгожитель


Зарегистрирован: 13.04.2006
Сообщения: 978
Откуда: из ПТУ №88

СообщениеДобавлено: Чт Июн 08, 2006 8:59 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

ТОЛЕРАСТЫ
(пьеса в одном действии)

Действующие лица:
В.Познер - журналист телевидения
его помощники:
А.Дамскер,
Б.Пинскер,
В.Глускер,
Г.Липскеров;
М.Бергер - журналист из газеты
Н.Алексеев - журналист из журнала
А.Пионтковский - научный сотрудник
Ж.Зайончковская - научная сотрудница
Э.Мухамбаев - американец московского происхождения
М.Голембиовски - американец одесского происхождения
Николай Петрович - зритель в студии
Семён Яковлевич - зритель на линии
майор Прасолов - представитель милиции
Сцена изображает телестудию. Действие происходит на прямой трансляции программы для российского телевидения.
Все совпадения имён и событий совершенно случайны.

Познер: Уважаемые коллеги! Друзья! Тема нашей сегодняшней передачи - толерантность российского общества к национальным меньшинствам. Я представляю вам своих помощников - Аркадия Дамскера, Бориса Пинскера и Владимира Глускера, которые выступят с критикой российской интолерантности, и их как бы оппонента, который сегодня будет защищать отдельные аспекты взглядов русских националистов, это Григорий Липскеров. Но сначала я хотел бы, чтобы своё мнение по поводу интолерантности высказал мой друг, Михаил Борисович Бергер.

Бергер: Вообще, если мы собрались здесь, чтобы затратить какое-то время на решение проблем этой страны, мы должны задуматься, а что мы можем сделать? Не знаю, поможем ли мы этой стране хоть чем-нибудь, если она уже давно и явно не желает слушать людей здравого смысла...

Познер: Михаил, но мы всё-таки собрались здесь и можем высказать своё мнение...

Бергер: Ну что же... Итак, в этой стране, как с глубоко погромных и совковых времён есть тупое агрессивное большинство и вечно страдающее меньшинство.

Мухамбаев: Слущий, какое меньшинство, сам ты меньшинство! Азербайджанцев в Москве уже знаешь сколько? Пять миллионов, да! Спроси Тофика, он скажет!

Познер: Эрнст, Эрнст! Я ещё не представил вам нашего американского гостя, Эрнста Мухамбаева, который не теряет связей со своими соотечественниками... Россиянами...

Бергер: Позволите? К сожалению, наш народ никогда не отличался толерантностью: вот эти его постоянные оскорбления других этносов в фольклоре, в анекдотах...

Познер: По поводу этносов я бы хотел обратиться к Жанне Зайончковской, специалисту по этнологии.

Зайончковская: Спасибо. Как правильно заметил Михаил Борисович, наш народ очень интолерантен. Исторически русские всегда неоправданно упорно сопротивлялись принятию культурных норм соседних народов. Вот например, очень интересной частью китайской культуры является употребление в пищу фетусов, то есть, абортированных плодов. Российские абортарии могли бы поставлять фетусы китайцам, возможно удерживать какие-то фиксированные объёмы поставок, местное население могло бы зарабатывать, продавая свои фетусы.

Пионтковский: Но, Жанна, если вы говорите о русских...

Зайончковская: Давайте будем говорить: "местное население"...

Алексеев: Я хочу сказать! Мы хотим от 'усских толе'антности, мы ведём себя толе'антно с ними, но эти свиньи сами ни к кому не толе'антны. Потому что 'усские это быдво!

Голембиовски: Ну, Никита, это уж слишком...

Алексеев: Быдво! Тупое 'усское быдво!
(половина участников аплодирует).

Зайончковская: Вот вы знаете, а ведь Никита поднял очень интересную проблему: являются ли русские быдлом. И если с научной точки зрения...

Познер: Прошу прощения Жанна, но если мы будем углубляться в посторонние темы, то потратим время передачи без особой пользы. Итак, я задаю вопрос: в чём причина интолернатности русских? Марк, прошу?

Голембиовски: Вы знаете, коллеги, как бы мы ни пытались уверить себя в том, что правительство этой страны проводит либеральные реормы, и этого достаточно, но бездействие по отношению к фашизму это преступление!

Дамскер: К русскому фашизму!

Голембиовски: Да-да, спасибо Аркадий, к русскому фашизму. И вот, вы понимаете, только если мы, граждане, я ведь тоже по-прежнему гражданин Российской Федерации, хоть и живу в Ю-Эс-Эй, если мы объединимся, чтобы противостоять фашизму, только так мы справимся с ним.

Пинскер: Вы разрешите?

Познер: Прошу вас, Борис!

Пинскер: У нас, как вы знаете, в прошлом году был подписан антифашистский пакт. Но мы опять пытаемся играть в политкоректность и толерантность с людьми, которые не признают ни политкорректности, ни толерантности. Почему мы говорим о каком-то абстрактном фашизме, если это вполне конкретный русский, подчёркиваю, русский фашизм? То есть, и пакт должен быть не отвлечённо антифашистским, а именно антирусскофашистским, то есть мы, не просто антифашисты, а антирусские фашис..., то есть, я хотел сказать, русские, тьфу, не русские, а...

Познер: Спасибо, спасибо, Борис! Но мы должны предоставить слово и вашему оппоненту, роль которого сегодня играет Григорий Липскеров. Григорий?

Липскеров: Да, спасибо. Вы знаете, изучив этот вопрос, я прихожу ко мнению, что действительно, главная вина лежит на правительстве. Но не в том смысле, что оно не борется с ксенофобией, оно-то как раз специально контролирует расследование убийств представителей национальных меньшинств. Правительство ответственно за то, что оно не контролирует поток мигрантов в Россию, и вторжение чуждых культур провоцирует...

Познер: спасибо, спасибо, т.е., вы в принципе согласны с нами - правительство не должно уклоняться от решения проблемы фашизма?

Липскеров: Да, но...

Познер: и теперь по очереди слово уже вашему оппоненту - Владимру Глускеру.

Глускер: Вы знаете, как сказал Борис, борьба с русским фашизмом должна проводиться без скидок и поблажек. Как когда-то наши предки изгнали из этой страны немецко-фашистских захватчиков, так и сейчас мы должны изгнать русско-фашистских захватчиков, и как писал поэт "Сколько раз ты встретишь его, столько раз его и убей", писал о немцах, сегодня, применительно к нашему дню...

Познер: Спасибо, спасибо! Мы вас поняли!

Глускер: вы позволите, Владимир, Владимирович, я не договорил!

Познер: Владимир, вы действительно не договорили.

Глускер: Владимир Владимирович, я вас понял! Я всё понял! У меня буквально ещё пара слов! По другой теме!

Познер: то есть по теме интолерантности, но в другом аспекте?

Глускер: Да-да! Можно?

Познер: Конечно.

Глускер: Я просто хочу подчеркнуть весь ужас интолернатности русского этноса, когда каждый год по нескольку человек цыганской, каказской, национальности погибают от рук русских фашистов.

Липскеров (с места без микрофона): Владимир, буквально два дня назад в драке перед рынком толпа азербайджанских торговцев убила русского юношу...

Глускер (резко): Нет!! Нет!!! У преступников нет национальности!!!

Липскеров: Ну как это нет...

Глускер: И вы, кстати, уверены, что этот подросток не спровоцировал драку?!

Познер: Тише, тише!

Зайончковская: у меня есть возражение Григорию Липскерову. По социологическим исследованиям некоренное население Москвы большей частью состоит из лиц славянской национальности, тогда как азербайджанцы, армяне, грузины, о которых кричат "Понаехали", являются членами давно укоренившихся в Москве родов, зачастую трудовых династий; у меня лично, например, есть знакомая трудовая династия Ханджянов, где отец был директором мясокомбината, а его сыновья стали руководителями продовольственных магазинов, или вот династия фруктовщиков Алибековых...

Липскеров: Жанна, Владимир Владимирович!

Познер: Да?

Липскеров: Я просто хочу знать, как вы отделяете коренных москвичей от некоренных, если у вас такие результаты исследований?

Зайончковская: По регистрации, конечно! Мы опираемся на совершенно конкретные документы: на московскую регистрацию!

Липскеров: Спасибо, мне понятно!

Дамскер: Разрешите, я ещё скажу!

Познер: Я забыл предупредить, Аркадий сейчас уезжает на круглый стол в фонде МакАртура по проблеме толерантности в средних школах, поэтому он выскажет своё заключительное мнение.

Дамскер: понимаете, вот когда я захожу в школу, я могу по поведению учеников определить, присутствует ли в школе толерантность. То есть, там, где достаточно высокая мультикультурность, там дети бегают, играют, резвятся, в конце концов... Если же в школе доминирует один этнос над другим, то ты наблюдаешь эти затравленные глаза зверька...

Мухамбаев: Какого зверька, слущий!

Дамскер: извините, я не то хотел сказать! Да, так вот, понимаете, вот один мальчик, например армянин, и вокруг него русская толпа, и он же боится себя естественно вести. Он же даже боится подраться элементарно с кем-то из одноклассников. И мне приходится говорить ему: "Не бойся, ударь, они всё равно не будут тебя бить все вместе".

Мухамбаев: Да, это точно, русские никогда не держатся вместе!

Пионтковский: Провоцировать драку, это, извините, слишком...

Дамскер: Извините, но я уже не успеваю ответить на ваш выпад...

Познер: Спасибо, Аркадий, спасибо за участие!

Аплодисменты, Дамскер уходит.

Пинскер: Можно, я дополню?

Познер: Прошу вас.

Пинскер: Аркадий только что сказал, что дети боятся драться с одноклассниками, если они чувствуют давление большинства, если нет достаточного количества их соотечественников. И думаю, каждый из нас может сделать вывод, что вот это бездействие правительства, которое не желает увеличения потока мигрантов, которые помогли бы своим ранее приехавшим в эту страну соотечественникам чувствовать себя уверенно среди аборигенов...

Познер: Борис, о вине правительства мы уже поговорили, хотя это, не спорю, мысль интересная...

Пинскер: Я боюсь, что это банальная мысль, но я хочу поговорить и о других прецедентах интолернатности...

Познер: Да-да...

Пинскер: как вы знаете, ряд народов СНГ обладает весьма своеобразной гей-культурой, непохожей на гей-культуру Западной Европы и Соединённых Штатов, но интересной. Геи Запада в настоящее время столкнулись с противодействием консерваторов: католиков и их союзников, поведение которых было заслуженно определено как "христиано-фашизм". К сожалению, гей-культура мигрантов в России также подвергается ущемлению, здесь считается недопустимой ранневозрастная инициация...

Познер: Борис, это недопустимо даже в США.

(смех в зале)

Пинскер: Да, но фактически, этой уникальной гей-культуре грозит вымирание по вине интолерантного общества. Лично я, в меру своих сил знакомясь с представителями этих этносов-носителей гей-культуры, прямо или косвенно задаю им вопрос: не давит ли на них интолерантность. Многих из них я приглашаю в сауну, чтобы там они убедились, что интолернатность в российком обществе не абсолютна, что многие граждане этой страны очень толерантны к геям; самых запуганных я иногда очень долго убеждаю ничего не бояться и смело...

(смех в зале)

Познер (торопливо): спасибо. Друзья, у нас осталось несколько минут. Я прошу кого-либо из наших зрителей, вот вас, да вы руку подняли, высказать своё мнение. Как вас зовут?

Николай Петрович: Николай Петрович. К сожалению мы не успели обсудить убийство того русского молодого человека...

Познер: полностью с вами согласен, мы не успели его обсудить, спасибо за ваше мнение, и у нас один телефонный звонок из Израиля, алло, как вас зовут?

Семён Яковлевич (по телефону): Семён Яковлевич! Я слушал вашу передачу и ужасался.

Познер: О, да!

Участники передачи (не все) печально качают головами.

Семён Яковлевич: И что я вам хочу по этому поводу сказать. Евреи! (Участники передачи (не все) внимательно слушают) Вот у нас в Израиле...

Познер: да-да?

Семён Яковлевич: ...хотя у нас есть граждане разных национальностей, никто не позволит арабу безнаказанно убить еврея, как кавказцы режут русских в Москве. Евреи, после того, что вы здесь говорили, какие же вы евреи? Вы не евреи, а жи...

Короткий писк в трубке.

Познер: к сожалению, у нас помехи на линии, но мысль Семёна Яковлевича ясна, мы, пусть мы даже - евреи, прежде всего, не евреи, а жители многонационального мира и мультикультурной страны. Извините... (вслушивается в наушник)
Редактору только что позвонили из милиции со срочным сообщением, на Аркадия Дамскера напала толпа, и он увезён в реанимацию...

Глускер (кричит): Ну вот! Русский фашизм в действии!! Фактически, все мы, могли бы быть на месте Аркадия...

Познер: я даю слово майору Прасолову, старшему оперуполномоченному останкинского райотдела милиции, он на линии.

Прасолов:Значит, по факту избиения гражданина Дамскера на месте преступления был задержан подозреваемый Самвел С., чья фамилия не сообщается в интересах следствия...

Познер (торопливо): Спасибо, мы будем с напряжением следить за здоровьем нашего коллеги и ходом следствия. До новых встреч.

Занавес.

(ДПНИ, автор Алексей)

_________________
Нечисть надо выводить, изводить, изничтожать, иначе она сожрёт и изгадит всё! Нет тут никакого греха! Нечисть - она везде нечисть!"
(Юрий Петухов "Звездная месть")
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Minora
Долгожитель
Долгожитель


Зарегистрирован: 06.06.2005
Сообщения: 511
Откуда: Ногинск

СообщениеДобавлено: Пт Июн 09, 2006 9:52 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Этот день такой как и все другие. Холодное лето,холодные скользкие мысли….холодное сердце. Не пора ли нам с тобой перестать. Хотя видишь,начало положено.Ты уже улыбаешься и шутишь….я тоже пытаюсь растянуть губы в улыбке, похоже ко мне возвращается такая забытая и такая необходимая уверенность…”все будет хорошо!”
Одно это помогает мне добежать до места своей ненавистной работы, не замерзнув, к тому же в сумке лежит, переписанный тобой вчера диск…мелочь,но такая дорогая,приятная…кроме того мне удалось наконец откопать в сети,информацию мне подходящую…великолепно написанную,читаю и наслаждаюсь…
Время сплетен и экзаменов…а потом свобода,на которую не хватит дыхания,чтобы задержать его и подумать….что такого счастья ты просто выдержать не в силах, целых два месяца свободы, смеха…игристых вин и непридуманных историй.
Потом осень…ну и что? Потом я на год старше….на год старше это не значит взрослей, просто это значит, что скорее всего теперь можно оглянуться назад…и посмотреть на все свои промахи и успехи по-новому.
Где-то есть люди,которые точно знают, что каждый ими прожитый день,был прожит не зря…они видят прямую зависимость между неверными мыслями неправильными поступками и неожиданными результатами …неужели на свете действительно есть такие зануды?!
Мы-то с тобой не такие Разумеется нет…Ты точно знаешь что за пять секунд счастья….можно разменять недели и месяцы на бессонные ночи и беспричинные слезы…и разбросать бездумно и яростно…росточки остатков нервных окончаний ,так отчаянно зажатых в ладони….Что ж…это выбор…и по мне тоже. Еще я никак не могу определиться ….вот эта вот идиома, или устойчивая комбинация слов…или как это еще называют…народная мудрость?Ты помнишь? то что «Выбор есть всегда»…это стимул для сильных или оправдание в недосягаемости заветной цели для слабаков?....
Я надеюсь…ты сейчас это читаешь и хочу спросить у тебя только одну вещь: Чувствуешь ли ты разницу ….между тем что выбрала бы ты и тем что выбрали за тебя?
Думаю ты поймешь…

P.S: In case…if you read between the lines….


Ответ(запоздалый)

Закрывая глаза я думаю о небе. О том,что произошло между нами. О несбывшихся мечтах.
Здравствуй небо. Море. Облака.
Ещё год ожидания совместных безумств и закапывания в песок.
Ты научишь меня плавать. Я научу тебя смеяться во сне.
если мы будем вместе и если мы будем как тогда, то всё будет хорошо.
если в 12 ты не позвонила я бегу в курилку, набирая на ходу твой номер.
Мне постоянно хочется просить прощения. За то, что я такая какая есть. Ты не любишь мою мелочность. Я распыляюсь по мелочам.
Незнакомые города. Абсент с ликером. Тошнотворная гадость, которую мы вливаем глядя друг на друга. Я люблю тебя,
давай станем прежними!

_________________
гейм'з ова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
4apaev
Мега-Звезда
Мега-Звезда


Зарегистрирован: 18.06.2006
Сообщения: 413
Откуда: из речки

СообщениеДобавлено: Пт Авг 18, 2006 6:20 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Один из самых любимых!
Виктор Пелевин. Водонапорная башня



Водонапорная башня вполне может оказаться тем первым, с чего начнется
все остальное, потому что предметы появляются тогда, когда становятся
известны их названия, и происходящее за окном сразу приобретает смысл -
солдаты заканчивают работу, выкладывая белым кирпичом число "1928" на
толстой верхней части каменного цилиндра, и даже не догадываются, что кто-то
следит за тем, что они делают, думая об этом почти без помощи слов, но очень
серьезно: любая башня или даже труба сначала строится таким образом, будто
должна подняться до самого неба, чем обязательно завершилось бы простое
добавление новых кирпичных колец изо дня в день, если бы не решение
строителей уйти, приводящее к тому, что какой-то кирпич обязательно
становится последним, а я - единственным свидетелем остановки работ, потому
что во всем доме напротив только я понимаю, что означают пустые леса, от
вида которых возникает такое странное чувство, что взгляд сам собой
переходит вправо, туда, где кончается деревянная коробка с землей, утыканной
яблочными семечками, и обои чуть отстают от стены, приоткрывая другой слой
обоев и желтый край газеты, еще дореволюционной, оставшейся с тех времен,
когда бородатые господа в шляпах удивительной формы и с цепочками на
жилетах, предчувствуя свой конец, пили шампанское среди раздетых женщин и
измученных рабочих, а Ленин со Сталиным стояли у окна и читали первый номер
"Правды", предвидя все на свете и, может быть, даже то, как когда-нибудь на
свет появлюсь я и бесконечно длинным летним днем буду наклеивать полоски
сиреневой папиросной бумаги на узкие фанерные крылья, сидя на теткиной
кровати, глядя за окно и почти не обращая внимания на ее путаные рассказы о
том, как в село вошли белые, потом красные, потом опять белые, а потом
какие-то непонятные "наши", которых почему-то представляешь себе мужиками в
малиновых рубашках каждый раз, когда видишь справа от пыльного крыла ее
фотографию и пытаешься сообразить, что это на самом деле значит - взять и
умереть, как умерла она и как можем умереть мы все, если не останемся вечно
жить в своих делах по способу Антонины Порфирьевны, даже протирающей после
этих слов свои очки, отчего возникает короткая пауза в ее многолетнем
рассказе о так называемых материках, возвышающихся над серыми пространствами
океанов, где даже самый большой в мире линкор покажется крохотным, как
спичка, если вдруг поглядеть на него из неба, заполненного летящими в Канаду
журавлями, боевой авиацией и черными пятнами, возникающими от долгого
наблюдения за солнцем, медленно меняющим свой цвет при приближении к
воображаемой точке, где оно, уже красное и огромное, оказывается только в
июне, чтобы на несколько минут коснуться шкафа, осветить его верхнюю
половину и превратить его во что тебе хочется, начиная от бастиона Великой
Стены и кончая скалою где-то в Америке - смотря куда ты переносишь свою
жизнь из этих мест, хрюкающих на тебя всеми своими свиньями, когда ты идешь
по грязной улице со своей коллекцией спичечных коробков и размазываешь по
лицу сопли пополам с кровью, а тебе вслед орут все те, кто уверенно
чувствует себя среди этих косых заборов, обещая вломить тебе завтра еще
разок так же безнаказанно, как сегодня, потому что жаловаться все равно
некому и для любого взрослого нет разницы между избивающими и избиваемыми
детьми, раз те и другие в галстуках, с барабанами и горнами, оставив отцов
допивать вонючее пиво, уходят в будущее даже тогда, когда просто стоят
шеренгой перед пионерлагерными бараками и щурятся от бьющего в глаза света,
глядя кто на ползущий вверх по шесту флаг, кто на кота, крадущегося по уже
горячим жестяным листам на крыше столовой, чтобы спрыгнуть в кусты, где
вечером делят собранные за день окурки, курят, спорят о конструкции женских
внутренностей и заедают синий дым зубным порошком, вкус которого остается во
рту еще долго после отбоя, запоминаясь как приложение к истории о синем
ногте в котлете и чекистах, которые приехали слишком поздно только потому,
что спустила шина, и пока в темном дворе меняют колесо, они сильно стучат в
дверь, а потом уходят в такой спешке, что соседу приходится одеваться в
коридоре, как раз напротив твоей замочной скважины, в которую он вполне мог
бы напоследок ткнуть карандашом, раз до этого подсыпал битое стекло в
сливочное масло и отравлял колодцы, чтобы ты пил из них тифозную воду и
полгода лежал в кровати, глядя в окно и угадывая за пушистой завесой
падающего снега очертания водонапорной башни, похожей на приставленного к
городу часового, стерегущего твой покой и заодно тебя самого, чтобы ты
случайно не скрылся в собственном будущем, воспользовавшись теплой весенней
ночью, в которую появляется возможность, почти не касаясь земли, углубляться
в черные заросли неизвестно откуда взявшегося леса и уже почти узнать то, к
чему бежишь со всех ног, перед тем как проснуться и, поглядев на приоткрытую
дверь, за которой слышны бодрые утренние голоса и свист примуса, подумать,
что каждое утро к ней, как трап, придвигают забитый сундуками и комодами
коридор, выход из которого ведет в тот единственный дневной мир, который
тебе известен, и чем лучше ты с ним знаком, тем реже дверь твоей комнаты
будет раскрываться куда-то еще, в места, названия которых ты не знаешь и не
узнаешь никогда, потому что уже давно похож на человека, стоящего на
подножке разгоняющегося трамвая и думающего, что чем быстрее тот едет, тем
труднее будет спрыгнуть и пойти своей дорогой, пока слова "своя дорога" еще
сохраняют некоторый смысл, а точнее - отблеск понятного когда-то смысла,
иногда мелькающий в глазах стоящих рядом, но раз они все-таки едут дальше,
то, наверно, на что-то надеются, а они думают то же самое, глядя на тебя,
пока один разливает по чашкам водку, а другой пытается играть на гитаре, под
которую так надежно затвердевает вокруг тот мир, который ты выбрал, не успев
ни с чем его сравнить и поняв только, что все в нем случается крайне быстро,
а время суровое и величественное, и хоть Утесов поет, что тот, кто с песней
по жизни шагает, тот никогда и нигде не пропадет, люди пропадают целыми
оркестрами, так и не дошагав туда, куда они шли, и все-таки попав именно
туда, в чем нет ничего удивительного, раз страна движется от одного крутого
перелома к другому, еще более крутому, и все по линии партии, отточенной и
прямой, как угол твоей комнаты, где стоит патефон с десятком пластинок,
позволяющих тебе время от времени нелегально обнять утомленное солнце,
вырезанное кем-то из последней на всю страну оранжевой картонки, и
догадаться, что если уж ты простился с чем-то навсегда, то оно тоже
простилось с тобой, и, обернувшись, ты увидишь на столе воблу на мятой
"Правде", бутылочку пивка и больше ничего, потому что другого не положено на
стол, и именно это, по всей видимости, и придется защищать, если завтра
война, потому что никакая твоя защита не нужна ни качающейся за окном
сирени, ни узкому лучу света, падающему на расщепляющее его стекло, за
которым застыло красно-сине-желтое лицо Горького, большого приятеля нашей
державы, так и не успевшего описать в своих книгах, как ты и такие как ты, в
спортивных рубашках и белых кепках, с миллионов порогов улыбнутся ей и таким
как она, в простых платьях из ситца в цветочках, и все сразу прояснится,
потому что все печальное и непонятное имеет свойство проходить, а жизнь
содержит именно тот смысл, который ты придаешь ей сам, с ясной целью впереди
сидя за всенародными брошюрами, недосыпая и рискуя навсегда опоздать на
работу и сесть в тюрьму, к глупым блатным, еще не понявшим, что в стране,
где на деньгах нарисован вглядывающийся в тревожное небо летчик, быть
богатым просто невозможно, потому что даже целая армия этих летчиков в
кармане не заставят замолчать раскрытый клюв репродуктора, который так
страшно слышать даже не из-за смысла долетающих слов, а из-за неожиданной
догадки, что с тобой сейчас говорит диктор, фокусник, зарабатывающий себе на
жизнь умением заставить тебя на несколько секунд поверить, будто к тебе
обращается что-то огромное и могущественное, готовое позаботиться о тебе,
когда на самом деле ты и такие как ты нужны этому огромному, чтобы
заботиться о нем и защищать, закрывая это неживое и непонятное, даже не
догадывающееся о собственном существовании, той единственной попыткой,
которой на самом деле является и твоя жизнь, и жизнь за стриженым затылком,
в который ты глядишь, стоя в длинной толпе перед призывным пунктом и теряя
мелькнувшую на секунду мысль, узнав в человеке впереди бывшего
одноклассника, опять оказавшегося твоим товарищем, которого надо хотя бы
оттащить в сторону, чтобы он не лежал у перевернутого грузовика ногами на
дороге, а головой в еще довоенном подорожнике и муравьи не ползли по его
лицу, которое вспоминается тебе, когда над головами гудят невидимые самолеты
или когда мимо по платформе ведут очень похожего на него окруженца в мирных
калошах, полезшего сдуру искать начальство, а потом сдуру побежавшего от
конвоя и свалившегося в трех метрах от последнего вагона, уносящего тебя
навстречу зиме, лыжам ленинградской фабрики и карнавальному маскхалату, в
котором ты встречаешь Новый год, глядя из сугробов на две красные ракеты,
блестящие в прозрачном ночном небе, как елочные шары, пока ты думаешь о том,
что оставленный на минуту в покое человек может вдруг оказаться так далеко
от оставивших его в покое, что те найдут на его месте кого-то другого, уже
совершенно не желающего углублять окоп, а пытающегося вместо этого
повернуться к стене и заснуть, позабыв, что никакой стены возле его койки
нет, а есть два узких прохода, как раз подходящих для того, чтобы заново
учиться сгибать и разгибать ноги, а потом стоять, ходить и бегать за
притормаживающими грузовиками, катящими навстречу летнему солнцу, погонам на
плечах и походящему на веник с врезанной консервной банкой автомату, из
которого ты ни разу не выстрелил за два года, потому что видел перед собой
большей частью заваленную списками живых и мертвых поверхность то школьной
парты, за которой когда-то сидел писавший фиолетовыми чернилами Чугунков
Коля: "седьмой класс - дурак", то переделанного бильярда, сукно которого с
такой скоростью впитывает вылившийся из опрокинутой гильзы бензин, что
успеваешь поверить, что ты не опытный вредитель, как намекает взглядом
товарищ Кожеуров, в просто сраный разгильдяй, твою мать, только тогда, когда
уже неделю то на голодных детей, по-прежнему считающих его материалом для
строительства снеговиков и крепостей, то на военкора, смотрящего на
незнакомый город из-под черного эмалированного полукруга с таким видом,
будто перед ним не несколько случайных трупов на мокрой обочине, а и впрямь
заря победы с пограничными столбами, прочитав о которых во фронтовой газете,
ты поймешь, что есть люди, старательно оформляющие местность, по которой ты
в последний раз бежишь на пулемет, из-за чего им, наверно, приходится
говорить между собой на особом языке, совсем как офицерам железнодорожных
войск, обсуждающим какие-то кубометры и максимальное число вагонов теплым
майским вечером на игрушечной железнодорожной станции, каких у нас просто не
бывает, потому что по эту сторону границы все наоборот: что-то
железнодорожное есть в детских игрушках, и люди делают свои дома чуть
похожими на тюрьмы, чтобы не было особого смысла отправлять их в настоящую
тюрьму, зато уж внутри этих самых домов они всей толпой беззаветно штурмуют
верхние нары, и нет ничего удивительного, что женщина, которой ты четыре
года отправлял письма, каждый раз стараясь целиком поместиться в бумажном
треугольничке, недоумевает, как это ты не привез ей из Германии вагон
барахла, а раздобыл там только часы в стальном корпусе и старый фотоаппарат,
который ты вешаешь на стену комнаты, где родился и вырос, пробивая гвоздем
новые обои с такими же розовыми узорами, какими скоро покроется все вокруг,
хотя пока они появляются только на сетчатке левого глаза после третьего
стакана водки, от запаха которой она морщится, потому что не понимает, что
человек должен уметь забывать прошлое, если хочет и дальше идти по жизни,
где надо улыбаться наглой женщине из отдела кадров, надевать медали на
экзамен и приносить домой несколько веток сирени, напоминающей не то о
довоенных чернилах, не то о вечном салюте всем живым, если они, конечно, еще
есть в этом городе, лучше приспособленном для грузовиков, чем для людей,
особенно крошечных, которые дико орут всю ночь, лежа в своих кроватках и
глядя то на ползущие по потолку квадраты света, то на лицо матери,
разрисованное помадой и тушью, купленной у каких-то сволочей перед вокзалом,
прямо на площади, где скользят небывалые, как из сна, голубые "Победы" и
весело горят огни на домах, подтверждая, что уже никогда не повторится то,
что было раньше, или, если сказать то же самое по-другому, все оказалось
позади и от тебя осталось только то, на что ты надеваешь пиджак и брюки,
когда идешь на работу, и переодеваешь в китайский лыжный костюм, приходя
домой и плюхаясь в кровать рядом с крупнозадым человеком другого пола,
настолько частым опытом многих, что даже есть специальное слово "жена" для
описания того, что чувствуешь, видя завитые короткие волосы и вдыхая запах
духов "Колхозница", пропитавший все до такой степени, что комната, где едят
и дышат четверо человек, становится похожей на парикмахерскую в день
погребения Сталина, отчаянного человека, оставившего вся государственные и
партийные посты ради самой обыкновенной смерти, после которой вдруг
выяснилось, что в любую гранитную задницу можно без труда вбить кукурузный
початок, а это, кстати, можно было бы понять еще очень давно, если бы было
время задуматься, но только его нет даже у детей, похожих со своими ранцами
на маленьких космонавтов, высадившихся на этой безобразной планете в самое
спокойное за всю ее историю время и уже создавших вокруг себя какой-то
непонятный мир, о котором ты никогда ничего не узнаешь, так что умнее было
бы повернуться к тем радостям, которые еще может дать жизнь, и пореже
смотреть вниз из окна, потому что добровольная смерть - удел слабых, а удел
сильных - недобровольная, а сейчас как раз приходит возраст расцвета, когда
внизу тебя ждет кремовая машина со взлетающим над капотом оленем, здоровье в
полном порядке и со спины иногда еще долетают слова "молодой человек",
потому что на затылке сохранились волосы, а кроме всего этого, ты очень
нужен тем, ко дергает тебя за пальцы, называет папой и просит принести
что-нибудь смешное с работы, где самое смешное - на бланках с грифом
"секретно", а по коридорам ходят такие псы в костюмах, что надо все время
самому рычать, чтобы тебя не съели по ошибке, или от чувства полноты жизни,
которое надо все время показывать самому, чтобы тебе все время
демонстрировали его в ответ, то есть надо улыбаться, отпускать усы, махать в
жэке справками и так далее, и тогда, может быть, найдутся два или три
идиота, которые придут к тебе в гости и скажут, что ты живешь как король,
после чего ты сможешь представить себе, что чувствует король, десятый год
бегая трусцой по обсаженной сиренью аллее и видя людей, которые будут жить
после того, как он последует за недавно оставившей этот мир королевой, а
чтобы он ни с чем не перепутал это чувство, у него есть дети, уже
прикидывающие, как они разменяют квартиру, собранную по частям из
освобождающихся комнат, как из кубиков с фрагментами рисунка, в надежде, что
сойдется, а когда все сошлось, страшно даже посмотреть на это, потому что
догадываешься, какой рисунок вышел, и тебе приходится отсекать уже гниющие
части мира, чтобы в узком коридоре смысла глядеть в телевизор и гадать,
чувствуют ли они то же самое, и если да, то зачем они тогда так тщательно
растягивают вдоль своих лысин последние оставшиеся пряди и обнажают в
улыбках пластмассовые зубы, которые им, как и тебе, придется положить на
ночь в специальный раствор, пахнущий сиренью, и долго стоять над
плексигласовым стаканом, силясь вспомнить, о чем же напоминает этот запах,
но вместо этого вдруг наткнуться на мысль, что догадываешься сейчас о
существовании жизни так же, как когда-то догадывался о существовании смерти,
отчего становится до того страшно, что делаешь одновременно три вещи:
закуриваешь сигарету, включаешь телевизор и открываешь недавно купленную
книгу, где сказано, что прошел о Нем слух по всей Сирии, и приводили к Нему
всех немощных, одержимых различными болезнями и припадками, и бесноватых, и
лунатиков, и расслабленных, и Он исцелял их, и следовало за Ним множество
народа из Галилеи, и Десятиградия, и Иерусалима, и Иудеи, и из-за Иордана,
откуда все громче доносится гневный голос арабского народа, обещающий
кратковременные дожди и восемнадцать-двадцать градусов тепла - как раз то,
что нужно для ритуального посещения дачи, где тебя встречают как неизбежное
зло и из окна которой ты видишь выросший прямо у стены гриб, похожий не то
на человечка, не то на крохотную водонапорную башню, что, в сущности, одно и
то же, если вспомнить, что человек - это почти что двухметровый столб воды,
способный самостоятельно перемещаться по поверхности земного шара, двигаясь
к железнодорожной станции сквозь сгущающиеся сумерки и прислушиваясь к
долетающей откуда-то музыке, совершенно не подходящей для того, чтобы
разместить в ней хоть одно свое чувство, и поэтому чужой и оскорбительной,
но все-таки прекрасной, раз вокруг полно тех, кому это удается без всякого
усилия с их стороны в те же дни, когда ты тайком, как другие пьют портвейн,
крестишься в подъездах и лифтах, носишь откровенно предсмертное черное
пальто и всерьез ищешь чего-то в приобретенной для смеху и интеллигентности
книге, когда пытаешься дозвониться бывшим детям, чтобы услышать в трубке
свой уверенный бодрый голос и лишний раз понять, что ты не нужен никому и
ничему в мире, сужающемся с движением твоего взгляда по обоям навстречу
просвету окна перед шторой, за которую ты держишься, надеясь, что на этот
раз отпустит, если тебе удастся не поворачивать взгляд дальше вправо, потому
что, когда человек начинает принимать треугольное слуховое окно на маленькой
зеленой крыше за глаз, который глядел на него с рожденья, уже не имеет
никакого значения ни то, как именно он упадет на пол, ни то, что последним
увиденным им на свете предметом окажется водонапорная башня.

_________________
Тут все мое, и мы, и мы отсюда родом
И васильки, и я, и тополя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Butterfly
Жилец Форума
Жилец Форума


Зарегистрирован: 28.10.2006
Сообщения: 124

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 23, 2006 1:10 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Это не совсем рассказ, это "быль"...

Это был осенний денёк. Я шла по улице, ветер играл с моими волосами. Под ногами так мило шуршали разноцветные листья. Солнышко посылала свои лучи земле (но все лишь хорошо начиналось). Я любовалась пустынной улицей, собирала гербарий, но вдруг... на глаза мне попался мальчик. Он был маленького роста, в потертых джинсах, потрепанной рубашке и порванных ботинках. Ему было около шести лет. Опираясь на стену дома, он еле передвигал ногами, то и дело падая и тяжело поднимаясь... в голове моей проскочили мысли, что его избили какие-нибудь ребята постарше. Но все разъяснилось, когда я заметила бутылку пива в его руке. После очередного падения и тяжелого подъема, он поднес её к губам и сделал «горький» глоток, на его лице сразу прочиталась глубокая обида. Но он не смог удержаться и снова упал, бутылка разбилась и поранила ему руку. Он сжал от боли губы и зажмурил глаза. Я была в таком шоке от происходящего, что, кажется, простояла целую вечность без движения. На этот раз у мальчика не хватило сил подняться. Я наконец-то опомнилась и ринулась к нему. Поспешно достав из сумки платок, я повязала мальчишке руку. В голове моей не могло уложиться: как так шестилетний мальчик, всего лет шести, а уже пьёт пиво... Ребёнок, что-то тихо бормотал, я никак не могла разобрать, что именно он говорил. Я помогла ему подняться, довела до скамейки и аккуратно усадила. Мальчик был ужасно пьян, да и к тому же весь прокуренный. Слезы наворачивались при виде его. Самое обидное, что я не могла больше ничего сделать. Вдруг он произнёс слово: «Пить, я очень хочу пить...» Я сломя голову побежала в ближайший магазин, купила минералки. Вернулась и дала ребёнку. Выпив полбутылки, его бледные губы улыбнулись, прозвучало слово: «Спасибо!». Я начала спрашивать, где он живет! Сначала он сказал, что не хочет туда идти, но после моих долгих уговоров, мальчик указал пальцем на ближайший подъезде. Я помогла ему встать, и мы начали потихоньку продвигаться по указанному пути. Мы поднялись на первый этаж. Стоял ужасный гул, слышалась громкая музыка и крики из соседней квартиры, как раз именно на неё ребенок указал пальцем. Я позвонила в дверь, но никто не открыл. Я повторила свою попытку еще раз, наконец-то послышались шаги. Дверь открылась, показалась девушка лет 17, она была пьяна. «Смотрите, кто пришел! Иди трезвей!»- с этими словами она толкнула мальчика. Ребёнок упал и ударился головой о холодный пол подъезда. Я начала высказывать как же так, он же еще маленький, но дверь захлопнули прямо перед моим носом. Я опять помогла мальчику встать, мы поднялись чуть выше и сели на подоконник. Ребенок заплакал и рассказал, что это была его мама, она ужасно пьет, избивает его, отца он ни разу не видел, он мечтает его найти и жить с ним. Я сидела, слушала его, то и дело одна слеза катилась за другой. Мы сидели в подъезде около 3 часов. Но тут открылась дверь, оттуда вышло трое ребят и за ними «мама» мальчика: «Ладно, пошли домой!» Ребенок слез с подоконника, и пошел по направлению к «дому». Переступив порог, он обернулся и сказал: «Спасибо тебе! Спасибо!»
Я еще долго не могла отойти от этой истории. Теперь каждый раз, когда я прохожу по той улице, моё сердце колотится в надежде, что я встречу этого мальчика снова, и он расскажет, что жизнь его наладилась, но, увы...
Нам надо срочно что-то менять в этом мире, чтоб жить было не так больно. Ребята, оглянитесь, вокруг вас такие же люди! Мы же не звери, мы люди! Хватит молчать! Давайте поможем сделать лучше этот мир хоть чуточку светлее!

_________________
Не важно плохой ли хорошей родилась бабочка ей все равно суждено летать! А вот человеком мало родиться, человеком надо стать!!!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Johnny Ramones
tender devil


Зарегистрирован: 28.02.2006
Сообщения: 1291
Откуда: Energy of Life

СообщениеДобавлено: Пн Янв 22, 2007 10:53 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

ХАНДРА В АЭРОПОРТУ РУАССИ– ШАРЛЬ ДЕ ГОЛЛЬ

А кто вы? Почему мы говорим, прижав нос к носу? А вы точно прочли мою книгу? Можете гарантировать, что я не БРЕЖУ? Разве бывают такие красивые красные губки? Разве РАЗУМНО быть такой стройненькой, иметь всего двадцать один год от роду и мини юбку размера XXXS? Вы отдаете себе отчет, чем рискуете, делая мне комплименты и поощряя меня такими голубенькими глазками?
Почему я потею свою ладонь в вашей? Почему ваши коленки побуждают меня изобретать новые переходные глаголы? И прежде всего, который теперь час? А не скажешь ли, как ваше имя? А не желаете ли ты выйти за меня замуж? И где мы, собственно, интересно бы у вас, у тебя узнать? Что за торпеду ты подсунула нам под язычок? И откуда здесь лазерные лучи, вон те, что режут на куски слои жидкого воздуха? И кто запускает столитровые бутылки шампанского, эти вот, что свищут у нас над головами? И сколько времени надо, чтобы человек пожалел, что появился на свет? А знаешь, у тебя красивые глазки, знаешь? Почему вы плачете? Ну когда же ты меня поцелуешь? А хотите, принесу еще одну водку? А когда мы снова поцелуемся? И почему ты уже не танцуете? И кто все эти люди? Они твои друзья или враги? Не снимете ли вы твой пуловерчик? Ну пожалуйста! А сколько ты хочешь детей? Как бы вам хотелось их назвать?
А что теперь будем делать? Не подышать ли свежим воздухом? Что? Мы уже дышим? К тебе пойдем или ко мне? Вы позволите мне взять такси? Предпочитаешь пешком? К чему нам на Елисейские Поля? Ты сняла мокасины, чтобы шлепать босиком по асфальту, ну разве это серьезно? Интересно, можно разогреть ложечку с кайфом над вечным огнем на могиле Неизвестного Солдата? А у тебя есть парень? Почему мне приходят в голову те же, что у тебя, мысли? Ты много видела людей, которые одновременно говорят одинаковые слова? Чего вон тот легавый на нас пялится? И зачем все эти машины кружат и кружат вокруг Триумфальной арки? Почему бы им не отправиться по домам? А нам? Не пора ли нам домой? Сколько можно торчать тут, на Этуаль, и целоваться попусту, когда на улице всего два по Цельсию, вместо того чтобы нормально трахаться в постели, как все порядочные люди?
Думаешь, мы правильно сделали, умыкнув его кепи? Ты уверена, что полицейские бегают не так быстро, как мы? А этот мотоцикл, он что, твой? Уверена, что можешь водить в таком состоянии? Сбросить скорость не хочешь? Зачем мы свернули на кольцевую? Думаешь, стоит под таким лихим углом крутить виражи на 180 ти в час? А это не нарушение правил – твой слалом между грузовиками в шесть утра? Ну сегодня то солнце еще встанет, а завтра? Чего мы потеряли в аэропорту Руасси– Шарль де Голль? А когда сменишь город, жизнь тоже меняется? Для чего путешествовать по однообразному миру? Тебе не холодно? Значит, только у меня одного прихватило яйца? Что? Тебе ничего не слышно из за шлема? Тогда кому я говорю? Выходит, могу орать что угодно? Петь «I wanna hold your hand»? Продолжать врать, оглаживая твою спину под пуловером, а затем и грудь поверх лифтяшки, потом засунуть руку тебе в трусики – может, хоть это заставит тебя ехать помедленнее, мартышка чертова?
Куда нам приткнуть мотик? Перед первым терминалом или на платной стоянке? Почему над нашим отсеком табличка 135? Раз, три, пять. Похоже на «растрепать», ведь так? Я в растрепанных чувствах: сколько действует твоя пилюля? Почему двери открываются до того, как их тронешь? Отчего под этим бледным неоном мерещится, будто скачешь козлом по луне? Мы действительно сигаем на шесть метров при каждом прыжке или нам только кажется? Ты можешь снова меня, пожалуйста, немножечко поцеловать? Тебе будет очень неприятно, если я останусь у тебя во рту? Ты позволишь нам пройтись в сортир, а там я полижу тебя в самом интересном месте?
Хорошо было? Это ведь было очень, очень, очень хорошо? Все это потрясно, но вот который теперь час? Почему ночи ВСЕГДА сменяются днями? А что, если вместо того, чтобы шагать против движения по транспортерам в этих плексигласовых кишках, обшарпанных, построенных еще в семидесятые, – они смахивают на трубки искусственного дыхания, которые суют в рот пострадавшим в дорожных авариях, эй, ты слушаешь? – что если перестать валять дурака здесь, в Руасси, и сесть в самолет? В первый попавшийся? Куда угодно, лишь бы подальше отсюда? Чтобы это все никогда не кончалось? Может, махнем куда нибудь в Венесуэлу, в Белоруссию или, скажем, в Шри Ланку, а то и во Вьетнам, а? Туда, где теперь садится солнце? Видишь, как новые буковки выскакивают на их допотопном табло? Дублин? Кельн? Оран? Токио? Шанхай? Амстердам? Мадрид? Эдинбург? Коломбо? Осло? Берлин? Разве каждый город – сам по себе не вопрос? Тебе не жаль самолетиков, которые только что взлетели с летной полосы? А там, наверно, голубенькие стюардессы уже подают первые подносы с едой в целлофане бизнесменам, притрахнутым лексомилом? Слышишь объявления об отлете? Их цедит на одной ноте грустная администраторша, и каждый раз музыкально побрякивает электроника, слышишь? Можно мне еще раз потрогать твои губки, перед тем как убраться? Кто из нас отвалит первым? Почему, ну пооочемууу каждый раз приходится прощаться?
Тебя тоже, как и меня, угнетают аэропорты? Ты не находишь, что в них есть своя поэзия? Меланхолия расставания? Лирика новых обретений? Какое то сгущение воздуха, заряженного эмоциями, пропущенными через кондиционер? Сколько времени занимает посадка? А наша любовь, выживет ли она, когда кончится этот химический отпуск? И когда же мы, наконец, прекратим молчать, уставясь на рассветные окна в этом пустом кафетерии? Почему все газетные киоски еще на замке, а игровые автоматы не включены? Ты не завидуешь менеджерам среднего звена, которые ждут вылета в застеленных линолеумом залах, развалясь на оранжевых диванах и попивая растворимый кофе? Что приходит в голову при виде вон того таможенника, у которого так несет изо рта, или этого работяги, таскающего за собой грохочущий мусоросборник на роликах, а что скажешь вон о тех бомжах, храпящих на сиреневых пластиковых банкетках? Что все это нам говорит? Что бежать больше некуда? Что нельзя удрать от самих себя? Что путешествия никуда не приводят? Что надобен пожизненный отпуск или никакого? Не могла бы ты отпустить мою руку? Неужели ты не чувствуешь, что мне необходимо побыть одному среди этих покинутых всеми багажных сумок? Возможно ли расставание без чрезмерных страданий, даже на фоне рекламы духов «Энви» фирмы «Гуччи»?
И пока наши затуманенные глаза следят за взлетающими «Боингами 747», не могу не задаться последним вопросом: почему же мы все таки не в самолете?

_________________
зебись
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Johnny Ramones
tender devil


Зарегистрирован: 28.02.2006
Сообщения: 1291
Откуда: Energy of Life

СообщениеДобавлено: Пн Янв 29, 2007 12:45 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Психоделический рассказ, пришедший из больного сознания одного вампира, к которому случайно подключился во время глубокой медитации...



Одним бомжом пятерых вампиров не насытишь, и не удовлетворишь, и не порадуешь. Разве что бомж попадется совершенно невообразимых габаритов, как тот старый меломан, который работал одновременно мастером художественной формовки и руководителем художественной самодеятельности на электролитном заводе, что в зареченском районе, сразу за железнодорожным переездом. Весил тот бомж, которого при жизни, кстати, звали Одих-мать-евичем, а после безвременной кончины от наших рабочих органов – зубов стали звать Сухостоичем, порядка ста восьмидесяти мокрых килограммов. Мокрых, потому, что сухого остатка в нем было килограммов девяносто, не более… Да и тех друзьям некрофилам хватило и свадьбу специфическую справить и на стол накрыть на помин души. В конце, так сказать, брачного периода. А, поскольку та теплая кампания обладает и весьма оригинальным чувством эстетизма, то разделывать его перед подачей на стол они не стали, а обожрали целиком, стараясь сохранить общую кинематическую схему скелетной организации. И хранится теперь Сухостоич, в соответствии с новым прозвищем, в запаснике местного краеведческо-палеонтологического музея имени двухсотсемидесятипятилетия победоносной высадки старика Ноя на склон Арарата. Хранится в тесном ящике c застекленной крышкой и надписью – «Мумия любимого мажордома его преосвещенства фараона Автандила Абрамовича Укусисобако-Оглы в процессе ритуального клизмирования водами священного грязевого источника Шабаш-Кирдык».

Но такие радости гастрономического разврата происходят далеко не каждый день и даже не каждую неделю. Потому как на всех радостей, понятное дело, не хватает. Потому и приходится прибегать порой к самому запростецкому сексуально-гастрономическому извращению, типа того, когда, например, прелестное дитя Гангрены Стрихниновны и Катаракта Инсультовича Эмфизема, которой к тому времени уже перевалило за семнадцать десятков и которая могла похвастать не полным набором зубов и ушей, но могла похвастать третьей отросшей в области копчика рукой, начинала интимное присасывание к шейной артерии того же Глобалидзе, который, в свою очередь присасывался к ее подколенной артерии. Вдвоем они образовывали замкнутую кровеносно-кровососную систему и нахально тащились от такого экстаза, вызывая у окружающих нездоровое чувство здоровой зависти, которая приводила, порой, к неприятным последствиям в виде вульгарного мордобоя и последующего отпаивания пострадавших фирменной вампирской отравой «Кровавая Мери» (пол стакана физраствора, пол стакана гематогена и запить спиртовым настоем валерианы).
Вот и сейчас она подходила ко мне с явным намерением сделать какую-то гадость. То ли извращениями заняться, то ли денег в долг попросить. Я, разумеется, стал морально готовиться для противодействия ее малоэстетическим поползновениям, так как знаю несколько заклинаний, которые с особой силой воздействуют именно на вампирок-извращенок. По крайней мере, на тех, кто при жизни имел пятую группу крови. И думал о том, что подпускать ее к трепыхающемуся еще в наших руках бомжу как минимум нецелесообразно, поскольку, как я уже говорил, одним бомжом пятерых не насытишь, а у меня аппетит рассчитан как раз на четверых, поэтому пятый в ее лице (и зубах) мной явно отторгался. И отторжение это готовилось наступить в виде мощного плевка ядовитой слюной в ее пока еще не до конца вытекший левый глаз, который, в отличие от правого, давно завернутого внутрь глазницы, еще как-то пытался глядеть. Страсть страстью, личные отношения – отношениями, а вот продукты питания, извините, поврозь. Нас внутри меня и так четверо и все не жрамши уже который день, по причине общей алкоголизации и наркоманизации крови всего окрестного населения, из-за которой приходится отлавливать отставших от стаи одиноких бомжей, которые просто не имеют финансовых ресурсов для введения в свою кровь всякой гадости.

…И тут она мне сказала, что всю жизнь любила того самого плешивого некрофила Пафнутия, который был ее лет на тридцать семь младше, до сорока лет писался в штаны, поскольку не успевал их снять в момент осознания позывов к дезурии, но продолжавший гордо их снимать и размахивать ими над головой сразу после того, как процесс облегчения завершался. Я посмотрел на Пафнутия и восхитился силой ее чувства, не взирающего на противоречие с ним засаленных лацканов пиджачных рукавов, надетых на Пафнутия, широко раскинутых по узким его плечам пышных остатков немного облезшего от волнения скальпа и чистой слезой умиления ее словами, ползущей из слезящегося глаза Пафнутия и со шмыганием пропадавшей в его сопливом носу…

-Эмфизема Катарактовна, - воскликнул Пафнутий, - голубушка! Век буду за вас бога молить! – и опрокинулся навзничь, не в силах сдержать рвущуюся из перекошенного рта эмоцию в виде вчера выпитого самогона с кефиром и подсолнечным маслом для вкусу.
Она кинулась к Пафнутию и нежным размахом разгоряченного тела широко вытерла его запачканную мордашку своим любимым носовым платком, заскорузлым от долгих бессонных переживаний невинного сердца стосемидесятивосьмилетней юной прелестницы. Тронутый таким ее вниманием и заботой за самое чувствительное место (за нос), Пафнутий засмущался, и, не зная, как выразить всю глубину охватившего его возвышенного поведения, робко полез за пазуху, долго копошился где-то подмышкой волосатой рученкой, но, наконец достал и протянул Эмфиземе небольшой пропахший чесноком и фиалками узелок.
- Извольте угоститься, - пробормотал он, - Для себя берег, но уж так угодить восхотелось. И он вынул и попытался впихнуть в пасть своей аманте вынутую из узелка плохо прокопченную и уже несколько раз надкушенную старушечью ручонку с криво подпиленными и плохо наманикюренными ногтями.

Эмфизема попыталась заглотить гостинчик целиком, но он, непостижимым образом изогнувшись и растопырившись, умудрился самым паскудным образом перекоситься по пути к ее глотке и наимерзейше застрял аккурат между дальней оконечностью зубов и вспучившимся от столь беспардонного вторжения кадыком.
Ее стан изогнулся от напряжения, как трехметрового диаметра железная труба под напором урагана «Иван Грозный» на калифорнийском побережье. Ее алые от волнения глаза, изящно поблескивая в свете коптящей лампады, непринужденно выкатывались из орбит все дальше и дальше, и, внезапно изменив вектор смещения траектории, один из них как-то беззащитно повернулся в мою сторону и я увидел блеснувший в нем отдаленной зарницей след былой ко мне страсти.
Что-то огромное, как протухший гамбургер, и щемящее, как попавшая в медвежий капкан нога, внезапно зашевелилось во мне и пробудило к воспоминанием ту часть моего я, которая уже успела, как казалось мне, не только умереть в душе, но и разложиться до полного распада и порождения трех поколений опарыша. Я говорю о возвышенном, как облетевшая в мороз макушка баобаба, чувстве прекрасного.

у-у-у-у-у-у-у!!!!! я плакаль чистыми слезами незамутненного восторга, подобными охреневшей струе лопнувшего в мороз водопровода, в подмосковной деревне Кирдыкино в канун празднования восемьдесят шестой годовщины поджога церкви пьяным дьяконом Запупыриным, напившемся по поводу рождения в его семье семнадцатой дочери от колхозного конюха Кондрата Окочурина, вступавшего в интимную связь с попадьей в моменты, когда упомянутый дьякон служил панихиды по умершим от чрезмерной дозы алкоголя председателям сельсовета, сменявшимся на своем посту с завидной регулярностью не реже двух раз в месяц…

_________________
зебись
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Натус
Мега-Звезда
Мега-Звезда


Зарегистрирован: 05.02.2007
Сообщения: 395

СообщениеДобавлено: Чт Фев 15, 2007 4:58 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Хлебушко

У главного подъезда монументального здания было большое скопление карет и автомобилей.
Мордастый швейцар то и дело покрикивал на нерасторопных кучеров и тут же низкими поклонами приветствовал господ во фраках и шитых золотом мундирах, солидно выходящих из экипажей и автомобилей.
Худая деревенская баба в штопаных лаптях и белом платке, низко надвинутом на загорелый лоб, робко подошла к швейцару.
Переложила из одной руки в другую узелок и поклонилась в пояс...
- Тебе чего, убогая?
- Скажи-ка мне, кормилец, что это за господа такие?
- Международная конференция дружественных государств по вопросам мировой политики!
- Вишь ты,- вздохнула баба в стоптанных лапотках.- Сподобилась видеть.
- А ты кто будешь?- небрежно спросил швейцар.
- Россия я , благодетель, Россеюшка. Мне бы тут за колонкой постоять да хоть одним глазком поглядеть: какие-таки бывают конференции. Может, и на меня, сироту, кто-нибудь глазком зиркнет да обратит своё такое внимание.
швейцар подумал и хотя был иностранец, но тут же сказал целую строку из Некрасова:
- "Наш не любит оборванной черни" ... А впрочем, стой - мне то что.
По лестнице всходили разные: и толстые, и тонкие, и ощипанные, во фраках, и дородные, в сверкающих золотом сюртуках с орденами и лентами.
Деревенская баба всем низко кланялась и смотрела на всех с робким испугом и тоской ожидания в слезящихся глазах.
Одному - расшитому золотом с ног до головы и обвешанному тучей орденов - она поклонилась ниже других.
- Вишь ты,- тихо заметила она швейцару.- Это, верно, самый главный!
- Какое! - пренебрежительно махнул рукой швейцар.- Внимания не стоит. Румын.
- А какой важный. Помню, было время, когда у меня под окошком на скрипочке пиликал, а теперь - ишь ты! И где это он так в орденах вывалялся?..
И снова на лице её застыло вековечное выражение тоски и терпеливого ожидания...
Даже зависти не было в этом робком сердце.

Английский дипломат встал из-за зелёного стола, чтобы размяться, подошёл к своему коллеге - французу и спросил его:
- Вы не знаете, что это там за оборванная баба около швейцара в вестибюле стоит?
- Разве не узнали? Россия это.
- Ох, уж эти мне бедные родственники! И чего ходят, спрашивается? Сказано ведь: будет время - разберём и её дело. Стоит с узелком в руке и всем кланяется... По-моему, это шокинг.
- Да... Воображаю, что у неё там в узле... Наверное, полкаравая деревенского хлеба, и больше ничего.
- Как вы говорите?.. хлеб?
- Да. А что ж ещё?
- Вы... уверенны, что там у неё хлеб?
- Я думаю.
- Гм... да. А впрочем, надо бы с неё поговорить, расспросить её. Всё-таки мы должны быть деликатными. она нам в войну здорово помогла. Я - сейчас.
И англичанин поспешно зашагал к выходу.

Вернулся через пять минут, оживлённый:
- Итак... На чём мы остановились?
- Коллега, у вас на подбородке крошки...
- Гм... Откуда бы это? А вот мы их платочком.

Увязывая свой похудевший узелок, баба тут же быстро и благодарно крестилась и шептала швейцару.
- Ну, слава Богу... Сам-то обещал спомочь. теперь поди, недолго и ждать.
И побрела восвояси, сгорбившись и тяжко ступая усталыми ногами в стоптанных лапотках.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Pp_Drynia
Звезда
Звезда


Зарегистрирован: 15.02.2007
Сообщения: 260
Откуда: Павловский Посад - столица мира

СообщениеДобавлено: Сб Фев 17, 2007 6:35 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

* * *
Русскосельск – небольшой посёлок в Калининградской области, находящийся в 45 километрах от западной границы с Польшей, окружён со всех сторон (кроме северной) густым хвойным лесом и пронизан двумя реками – Данью и Славкой. Дань – бурная, воинственная и непокорная с обрывистыми берегами, Славка же – тихая равнинная речушка с медленным течением. Дань является словно бы старшая сестра Славки.

Ранней осенью 1996 года польское семейство Лоз эмигрировало из Польши, переехав в Россию, в уже знакомый нам Русскосельск, ввиду того, что на тот момент времени на их Родине существовало довольно бедственное положение. Пан Стефан – глава семьи – отец трёх замечательных детей, а именно: Рафаля, Романа и Камила. Мать их, Магдалена – бесподобная женщина, настоящая труженица, мощный «двигательный механизм», без которого данной семьи и не существовало бы. Рафаль и Камил увлекались географией, Роман всё как-то больше хлопотал по делам домашним (пухлый рыжеволосый коротко стриженый парень). Живут и жили бы спокойно, если бы не одна очень неприятная, щекотливая история…
1998 год. Середина декабря. И вот приобщаясь к нраву, быту и культуре местных коренных жителей, счастливо живущая чета, принявшая восемь месяцев назад российское гражданство, начала готовиться к предстоящим праздникам, то есть к католическому Рождеству и Новому, 1999 году. Они гордились тем, что каждый из них является, горячим патриотом своей страны (Польши). Стоит также отметить, что Лозы успели накопить приличное количество денег.
Канун католического Рождества… «А-а-а,… чем ещё я мог бы тебе помочь?» - спрашивает Роман у своей матери. «Ох, извини хлопец, иди, погуляй, а то ведь я ж чрезмерно тебя нагрузила в связи с подготовкой к праздникам. Ну, ты молодец! И ёлку нарядил, и собаку соседскую выгулял, и вообще сделал немало полезного. А это большая работа для девятилетнего мальчика», - нежно высказывается мама. Тут Роман хотел что-то возразить ей, но его мать в свою очередь посмотрела на него строго убеждающим взглядом, сказав при этом: «Иди, иди сынок». И пошёл он поглядеть на здешнюю речку – Дань, идёт Роман и просто не налюбуется красотами настоящей русской матушки природы. Обомлел он от таких изящных, вдохновенных видов, снег был настолько бел, что как ни крути, всё равно глаза режет, находящийся по левую руку от Романа лес был крайне живописен, казалось, он был нарисован каким-то прекрасным, искусным художником. Брёл, брёл и увидел, как справа от него ребята играли в хоккей при помощи берёзовых палок, а в роли шайбы приспособили консервную банку из-под балтийских шпрот. Решил и Роман присоединиться к ним, побежал на эту оригинальную ледовую «площадку», наступил на лёд и … о боже, он треснул. Этот душераздирающий треск пронесся по беспомощному телу Романа мелкими электрическими иглоукалываниями. Сердце буквально вырывалось из груди, его как будто парализовало, сказать что-то Роман был не в силах, в голове посинело, затем почернело, стало ужасно холодно…
Полтора часа спустя, дом Лозов. Около тяжело дышавшего тела бился и трепетал один местный доктор под фамилией Орлов, тут он выпалил: «О чудо, мальчик ожил». И действительно, Роман Лоз, открыв и выпучив глаза, смотрел на небо, не моргая. Доктор: «Что ж ты эдакий поросёнок отъелся, как тебе не стыдно молчать, когда с тобой старшие разговаривают, мы же тебя еле-еле вытащили. Голодранец, жирный мерз… (при этих словах Орлов бил Романа своими ладонями по его бледным от ужаса и шока щекам)». «Хватит вам!» - грозно прокричала мать. На этом конфликт и был исчерпан…
12 февраля 1999 года. Семейство Лоз уехало из России с чувством отчуждения, лжегостиприимства чужой среды обитания, некоего горя, подслащённого многими ложками мёда. Почему же они покинули нашу страну никому доподлинно неизвестно, возможно из-за суеверий, а может даже и из-за улучшения психологической, финансовой и политической обстановки в Польши. Знаю только то, что там они были по-настоящему счастливы.

P.S.: ПО ЛИТ-РЕ ТАКАЯ ДОМАШКА БЫЛА ЗАДАНА, ТО ЕСТЬ НАПИСАТЬ НЕБОЛЬШОЙ САТИРИЧЕСКИЙ РАССАЗ НА ТЕМУ "ОСТОРОЖНО - ТОНКИЙ ЛЁД!"

Прошу прокомментировать моё творение, дать оценку, выступить в роли критика!

_________________
СПАРТАК - ЭТО СИЛА НАРОДНОЙ КОМАНДЫ!
Не будь идеалом, перед которым все преклоняются, не будь мерзавцем, которого все презирают, будь просто хорошим человеком достойнейшем уважения близких и друзей...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Alanda



Зарегистрирован: 08.04.2007
Сообщения: 266
Откуда: Из своего Ногинска =)

СообщениеДобавлено: Сб Апр 14, 2007 4:39 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Принц с Белым Конем
- Ой, а Вы кто? - удивилась Аня, увидев в дверях мужчину лет тридцати, невзрачного вида, в поношенном плаще, грязной вязаной шапочке и со щетиной на лице.
- Здравствуй, Аня! Я - Твой Принц. На Белом Коне, - с подкупающе искренним взглядом сказал мужчина, и от него пахнуло перегаром.
- А где конь? - усмехнулась Аня.
- В лифте сидит - караулит, чтобы не уехал, - все также искренне ответил Принц, - Аня, собирайтесь, мы прямо сейчас едем ко мне во дворец.
- А почему я должна с Вами куда-то ехать? - сдержанно спросила Аня.
- Так ты же меня всю жизнь ждала! Чтобы я приехал и забрал тебя.
- Вы себя с кем-то путаете! - Аня попыталась закрыть дверь, но Принц успел подставить ногу.
- Аня, только без глупостей! У меня нет времени на все эти шуры-муры! Одевайтесь, поехали.
- Да пошел ты! - Аня смогла закрыть дверь.
- Дура набитая! - Принц стукнул по двери кулаком, - Зачем мечтала-то тогда?
Не дождавшись ответа, Принц повернулся и зашел в лифт.
- Грубо ты с ней! - сказал Белый Конь.
- Я хотел по-хорошему, а она видишь, как! - с досадой процедил Принц.
- А я бы тебе даже открывать не стал - весь грязный какой-то, небритый, - Белый Конь сплюнул на пол.
- Надоело все! Каждый день эти дурочки с жидкими косичками и прыщами, и к каждой еще нужно подход найти! А я уже иссяк, понимаешь, иссяк! Это еще года три назад я сострить и обаять мог, а сейчас… - Принц устало махнул рукой.
- Завязывать пора, - сказал Белый Конь и затушил окурок о стену лифта.
- Да ты что?! Их еще вон сколько, а нас с тобой только двое. Если мы завяжем, кто будет этим заниматься?
- Ладно, хозяин, замяли! Деньги-то на автобус у тебя есть?
- У меня-то есть, а ты как?
- А я опять сделаю вид, что случайно зашел в автобус.
Принц, сутулясь, вышел из подъезда, а за ним, хромая, шел его Белый Конь…

Дверь закрылась.
Негнущимися пальцами Аня защелкнула замок и опустилась на корточки. Слезы предательски подступили к горлу, эх… не заплакать бы. К черту вас слезы слышали?! Не буду плакать. Не буду!
Напротив, со стены бездушно смотрело ее собственное Отражение из зеркала - тень от той, которая сейчас безуспешно боролась со слезами.
- Чего плачешь, опять принц приходил? - спросило Отражение? Ну что ты, как маленькая, что в первый раз что ли?! Опять двадцать пять! Сколько их уже было то?! И хоть кто-нибудь настоящим оказался?! Слова красивые говорили, обещания давали… Только поверь, поверь только! И ты как дура, верила, да, да! Именно как дура! Вот сколько раз тебе говорить?! Выбрось ты из головы эти сказки! Хотя… а вдруг, это Он и это все, правда и слова про любовь и то, что весь мир сейчас перед нами, - иронично сказало Отражение. - И Дура! Дура была, что верила! Каждый раз, когда ты верила, они уходили! Нет их! Понимаешь, нет!!! Не бывает Принцев да еще с говорящим Белым Конем! Это для дур, вроде тебя, придумали! А ты ждешь! Надеешься и ждешь! И каждый раз по носу получаешь, и все равно ждешь…
Слезы катились из глаз, она плакала и слушала… И Отражение плакало.
Ведь все правда, до единого слова - правда! И слезы эти глупые… Подумаешь Принцем назвался. Да и кто это был то?! Небритый, перегаром несет и шапка, какая то дурацкая!
Почему-то от мыслей про шапку стало еще хуже…
Вдруг Отражение замерло… Что такое? Всхлипы прекратились. Куда это она собралась?..
-Эй, ты! Эй, ты куда?!
Аня торопливо натягивала пальто. Обутые на босу ногу ботинки явно нуждались в чистке, но ей это было уже не важно, и, натянув шарф, она открыла дверь и вышла, а потом побежала… не дожидаясь грязного лифта…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Гость
Гость





СообщениеДобавлено: Вт Май 08, 2007 4:55 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

С тырнеда стырил... поначалу забавно, но в конце как-то грустно:

Жизнь - это спор и игра.

- А давай наперегонки до горки? – предложил он ей, предвкушая победу.
- Неа. – отказалась она – Воспитательница сказала не бегать. Попадет потом.
- Струсила? Сдаешься? – подначил он ее и засмеялся обидно.
- Вот еще. – фыркнула она и рванула с места к горке.
Потом они сидели в группе, наказанные, под присмотром нянечки, смотрели в окно как гуляют другие и дулись друг на друга и на воспитательницу.
- Говорила тебе – попадет. – бурчала она.
- Я бы тебя перегнал обязательно – дулся он – Ты нечестно побежала. Я не приготовился...


- А спорим я быстрей тебя читаю? – предложил он ей.
- Хахаха. – приняла она пари – Вот будут проверять технику чтения и посмотрим. Если я быстрее – будешь мой портфель до дому и до школы таскать всю неделю.
- А если я – отдаешь мне свои яблоки всю неделю! – согласился он.
Потом он пыхтел по дороге с двумя ранцами и бурчал:
- Ну и что! Зато ты не запоминаешь что читаешь и пишешь медленнее. Спорим?...


- А давай поиграем. – предложил он – Как будто бы я рыцарь, а ты как будто бы дама сердца.
- Дурак. – почему-то обиделась она.
- Слабо? – засмеялся он – Слабо смущаться при виде меня? И дураком не обзываться тоже слабо.
- И ничего не слабо. – повелась она – Тогда вот чего. Ты меня тоже дурой не обзываешь и защищаешь.
- Само собой – кивнул он – А ты мне алгебру решаешь. Не рыцарское это дело.
- А ты мне сочинения пишешь. – хихикнула она – Врать и сочинять – как раз рыцарское дело.
А потом он оправдывался в телефон:
- А не надо было себя как дура вести. Тогда никто бы дурой и не назвал. Я, кстати, и извинился сразу...


- Ты сможешь сыграть влюбленного в меня человека? – спросила она
- С трудом. – ехидно ответил он – Я тебя слишком хорошо знаю. А что случилось?
- На вечеринку пригласили. А одной идти не хочется. Будут предлагать всякое.
- Нуу.. Я даже не знаю.- протянул он.
- Слабо? – подначила она.
- И ничего не слабо. – принял он предложение – С тебя пачка сигар, кстати.
- За что? – не поняла она.
- Эскорт нынче дорог. – развел руками он.
А по дороге домой он бурчал:
- Сыграй влюбленного, сыграй влюбленного. А сама по роже лупит ни за что... Влюбленные между прочим целоваться лезут обычно…


- Что это? – спросила она.
- Кольцо. Не очевидно разве? – промямлил он.
- Нибелунгов? Власти? Какая-то новая игра затевается?
- Угу. Давай в мужа и жену поиграем. – выпалил он
- Надо подумать. – кивнула она.
- Слабо? – подначил он.
- И ничего не слабо. – протянула она - А мы не заигрываемся?
- Да разведемся если что. Делов-то. – хмыкнул он.
А потом он оправдывался:
- А откуда мне знать как предложения делаются? Я ж в первый раз предлагаю. Ну хочешь еще раз попробую? Мне не слабо.


- Сыграем в родителей? – предложила она.
- Давай. В моих или в твоих? – согласился он.
- Дурак. В родителей собственного ребенка. Слабо?
- Ого как. – задумался он – Не слабо, конечно, но трудно небось..
- Сдаешься? – огорчилась она
- Не,не. Когда эт я тебе сдавался? Играю, конечно. – решился он.


- Усложняем игру. Ты теперь играешь в бабушку.
- Правда? – не поверила она.
- 3900. – кивнул он – Пацан. Слабо тебе в бабушку сыграть?
- А ты в данном случае во что играешь?
- В мужа бабушки. – засмеялся он – Глупо мне в бабушку играть.
- В де-душ-ку. Как бы ты тут не молодился. – засмеялась она – Или слабо?
- Куда я денусь-то...


Она сидела у его кровати и плакала:
- Сдаешься? Ты сдаешься что ли? Выходишь из игры? Слабо еще поиграть?
- Угу. Похоже что так. – ответил он – Неплохо поиграли, да?
- Ты проиграл раз сдаешься. Понял? Проиграл.
- Спорное утверждение. – улыбнулся он и умер.
Вернуться к началу
Василиса
Фея утренней зари


Зарегистрирован: 06.06.2006
Сообщения: 11122
Откуда: Я повсюду

СообщениеДобавлено: Ср Май 09, 2007 7:06 am
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Alanda писал(а):
Принц с Белым Конем

Блин, я плачу. Хроники последних событий
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Alanda



Зарегистрирован: 08.04.2007
Сообщения: 266
Откуда: Из своего Ногинска =)

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2007 5:50 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Немного прозы Леонида Енгибарова Wink

Окно

Окна. За каждым из них люди. И окна рассказывают нам о них. Это стены и двери бывают непроницаемыми, а окна всегда немножечко предатели.
Послушайте историю, которую рассказало мне одно окно.
Свет в этом окне иногда горел допоздна, а иногда дня два-три подряд вообще не зажигался. На подоконнике всегда валялись трубки чертежей, стояли бутылки из-под кефира, изредка - из-под вина.
Но однажды на окне забелела занавеска, правда, очень уж красиво-скучная, а на подоконнике появилась герань с ядовито-зелеными листьями и болезненно-розоватыми, похожими на синяки, цветами.
Не прошло, однако, и месяца, как занавеска и герань исчезли, и за мутным от пыли стеклом завиднелись бутылки из-под кефира и трубки чертежей.
От этого стало почему-то очень грустно.
Потом пришла весна, она ведь обязательно когда-нибудь да приходит. И вдруг окно распахнулось, и показалась белокурая незнакомая девчушка. Она весело и звонко рассмеялась и поставила на подоконник полевые цветы. Я радостно улыбнулся в ответ и с легким сердцем отправился по своим делам.
Потом я уехал и долго странствовал.
Года через четыре вернувшись домой, я, конечно же, посмотрел на знакомое окно...
Маленький художник, высунув язык, дорисовывал на чистом стекле окна чудесную картину: синее-синее море и белый-белый пароход с трубой, из которой валит черный дым, и над ними - красное солнце, лучи которого устремлены во все стороны.
Мне эта картина пришлась по душе.


Зонтик

...Немного помолчав, она сказала: «Но нам же негде жить, у нас нет дома».
Он рассмеялся и сказал, что у него есть зонтик, совсем новый, который сам раскрывается, если нажать на кнопку. И зонтик - это прекрасный дом, очень уютный для двоих. Правда, у него нет стен, но зато стоит протянуть руку, и вы узнаете, какое на улице время года, например, прошла весна или все еще идет.
С таким домом, как зонтик, удобно путешествовать, приятно слушать дождь и еще...
Но она не спросила: «что еще...» и ушла к другому, у которого была однокомнатная квартира со всеми удобствами, но, наверное, все-таки не было такого зонтика, а если и был, то, согласитесь, зачем человеку два дома, это же смешно...
Теперь, спустя много лет, она наконец поняла, какой это был чудесный зонтик, маленький парашют, держась за который вдвоем, можно улететь далеко-далеко, особенно в дождливые дни...
И она тоскует в своей уже трехкомнатной квартире, потому что, чем больше квартира, тем дальше друг от друга те, кто в ней живут, и когда идет дождь, она готова броситься вниз, чтобы разыскать свой зонтик, но разве с пятнадцатого этажа узнаешь, какой зонтик твой?
А если и узнаешь, то ведь неизвестно - исправно ли сегодня работает лифт.

_________________
Ёпта, цэ ж салют! Молодость - это весна жизни!!!!!!!!!Ёпта, цэ ж салют!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Dinozavrik
Мега-Звезда
Мега-Звезда


Зарегистрирован: 28.01.2007
Сообщения: 376
Откуда: Электросталь

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2007 8:04 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Конь-огонь писал(а):
С тырнеда стырил... поначалу забавно, но в конце как-то грустно


Что-то слишком это знакомо.... Rolling Eyes Фильм такой есть-"Влюбись, если осмелишься".Вот там примерно такой же сюжет.С глубокого детства мальчик дружил с девочкой. и они играли в слабо-неслабо...
Тока там конец другой был.Их в бетон замуровали..вместе умерли.

_________________
"День или ночь - все равно...
Пусть они подождут!
Пусть отодвинется прочь вечный шорох минут..."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сомалийские пираты



Зарегистрирован: 02.10.2006
Сообщения: 13984
Откуда: Универсальная Река Абсолютной Любви

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2007 8:18 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Dinozavrik писал(а):

Тока там конец другой был.Их в бетон замуровали..вместе умерли.

Угу, причем сами выбрали сыграть в это. Я бы сказала - сами замуровались.

_________________
Sapienti sat
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Alanda



Зарегистрирован: 08.04.2007
Сообщения: 266
Откуда: Из своего Ногинска =)

СообщениеДобавлено: Ср Июн 20, 2007 9:26 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Она так красиво лежала на кровати, что мне оставалось только смотреть на ее алые губы, на ее роскошные волнистые волосы, покрывающие эти изящные хрупкие плечи. Мне не хватало сил даже нагнуться и поцеловать ее в глаза, на прощание, я ведь верил что это конец. Ты ведь не пожелала быть больше со мной. Принцесса. Я не собираюсь тебе перечить, твое слово всегда было законом для меня и сейчас не исключение. Я как всегда повинуюсь тебе. Я благодарен тебе за все, даже за эту боль. Ты показала мне счастье, ты должна была показать мне и боль. И все же как ты красива. Был бы я художником – рисовал бы тебя каждую минуту. Ты была бы музой, которая меня вдохновляла бы. Был бы я музыкантом, посвящал бы тебе каждое свое произведение, каждую ноту. Был бы я поэтом – каждое слово принадлежало бы тебе. Зачем же ты так со мной? Ты когда-нибудь меня любила? Желала? Восхищалась? Ты ведь ответишь мне потом, правда солнышко? Боже мой, если бы я мог, я бы смотрел на тебя каждую секунду своей жалкой жизни, в которой больше нет тебя, ты сама это захотела! Солнышко, я люблю тебя, и делаю все, чтобы ты была счастлива. Ты потом все поймешь, я обещаю, я объясню, я помогу…
Как же красивы твои глаза, жаль они закрыты и я не вижу сейчас яркое голубое облако в них. Какая белая кожа, красные губы. Я опять влюблен… Последний раз прикоснусь к тебе. Последний раз обниму и поцелую, ты не против? Какой нежный бархат…твоя кожа, белое платье, я так рад, что в этот день ты одела именно его. Я выбирал его специально для тебя. Оно так подходит к твоему нежному личику. Оно так красиво лежит на твоих ногах, на твоих руках, на груди…
Я люблю тебя! Люблю!!!!!!!!!!! Почему ты предпочла кого-то мне?? Почему???? Я не понимаю, ты была всем для меня, почему ты предпочла его чувства моим??? Ты меня убила, я тебе обещал, что никогда не покину тебя поэтому, любимая….
Как красиво красное пятно на твоем платье, как красива ты, когда я осознаю, что твои глаза больше не увидят его, а на всегда запомнят меня… Я выбрал именно это платье потому что знал, что тебе понравится как кровь будет смотреться на его белом фоне. Ты убила меня. А мне пришлось убить тебя, чтобы мы всегда могли быть вместе, если ты передумаешь….

_________________
Ёпта, цэ ж салют! Молодость - это весна жизни!!!!!!!!!Ёпта, цэ ж салют!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Натус
Мега-Звезда
Мега-Звезда


Зарегистрирован: 05.02.2007
Сообщения: 395

СообщениеДобавлено: Ср Июн 20, 2007 10:17 pm
СообщениеЗаголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Кстати, Вик, давно ждала. выложила наконец Laughing
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Список форумов Ногинск - Неофициальный Сайт Ногинского Района (hchp.ru) -> Чтиво Часовой пояс: GMT + 3
Начать новую тему   Ответить на тему На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2
Перейти:  

 
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


phpBB
Template by Style

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 SpyLOG